В Москве в день выборов запретили местные референдумы. Даже о памятнике Путину

18 марта, в день выборов президента России во многих регионах для поднятия явки пройдут местные референдумы по вопросам благоустройства территорий. Москва является исключением, а все попытки независимых муниципальных депутатов провести референдумы по местной тематике — от экологической до ограничения застройки — блокируются прокуратурой. Запретили даже проведение референдума по установке памятника президенту России («Единая Россия» при голосовании поддержала запрет).

Эксперты считают, что ситуация с запретом местных референдумов в Москве связана с тем, что московские власти не хотят увеличивать на выборах явку, опасаясь, что придет «не тот электорат», однако в перспективе обострение противостояния с независимыми муниципальными депутатами может дорого обойтись мэрии Москвы на осенних выборах главы города.

Инициатива проведения местных референдумов ранее возникла сразу в ряде московских районов, где на выборах муниципальных депутатов 2017 года независимые кандидаты получили большинство или даже тотальный перевес. В постсоветской Москве референдумов ни городского, ни местного значения не было ни разу. Дело в том, что московское законодательство максимально осложняет их проведение.

Сложности с законодательством

Так как Москва является субъектом федерации, на территории города можно проводить общегородской референдум, а вопросы местного значения решать на местном референдуме в границах муниципального образования. При этом ни одного референдума городского или местного значения в городе никогда не проводилось. Есть массам ограничений: на референдум нельзя выносить вопросы о досрочном роспуске органов местного самоуправления или государственной власти, требовать отставок или назначений чиновников, поднимать вопросы бюджета или чрезвычайных мер. С инициативой могут выступать граждане, а могут — депутаты местного совета депутатов совместно с главой администрации муниципалитета.

Провести городской референдум– задача почти непосильная. Инициативная группа должна состоять из 300 и более человек (для выдвижения кандидата в президента России нужна инициативная группа в 500 человек). Для референдума местного значения нужны инициативная группа не менее 50 человек для муниципального образования, где зарегистрировано до 50 тысяч избирателей, не менее 75 человек для районов численностью 50-100 тысяч и не менее 100 человек для районов с численностью свыше 100 тысяч. Далее инициативная группа обращается с ходатайством в Мосгоризбирком для городского референдума или в избирком муниципалитета для местного референдума.

Одним из спорных вопросов стала судьба памятника Ленину на Калужской площадиЕвгений Одиноков/РИА Новости

Отменить городской референдума в Москве могут предложить президент, Совет Федерации, Госдума или правительство России.

В случае, если муниципальная избирательная комиссия не возражает, документы по проведению местного референдума поступают в совет депутатов района. После этого, если удается пройти и это препятствие, инициативная группа начинает сбор подписей. Для городского референдума надо собрать не менее 2% подписей всех москвичей, для местного — 5% от числа жителей района.

При этом, если инициаторами местного референдума выступает не группа граждан, а совет муниципальных депутатов при поддержке главы муниципалитета, инициативная группа освобождается от сбора подписей. Этим и решили воспользоваться народные избранники в нескольких районах.

Застройка, экология, памятники

Всего до стадии судов с прокуратурой дошло несколько районов. 

Для центрального московского района Якиманка актуальным стал вопрос памятников. Во-первых, возникла идея перенести памятник Ленину на Калужской площади от глаз подальше в сад Музеон. Во-вторых, власти Москвы хотят поставить на территории района памятник первому президенту Узбекистана Исламу Каримову. Муниципальные депутаты выступили против этого решения, а теперь предложили обсудить вопрос с жителями района на референдуме. Второй предлагаемый для референдума вариант — установить в сквере у посольства Узбекистана фонтан имени Каримова. Другие вопросы, предложенные для референдума — это ограничение высотности застройки района до 30 метров, а также перенос ряда маршрутов и остановок общественного транспорта.

Читайте также:  Порошенко — Герострат современности

На заседание совета депутатов района Якиманка уже приходил кандидат в президенты от партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин, произошло даже подобие потасовки — Сурайкин хотел защитить Ленина.

Глава совета депутатов муниципального собрания района Якиманка Андрей Морев рассказал Znak.Com, что Сурайкин провел сперва пикет у памятника Ленину, а 1 февраля пришел на заседание Совета и «устроил попытку драки», несколько жителей и один депутат получили легкие травмы. Сейчас Совет обратился в прокуратуру и МВД с просьбой разобраться в инциденте.

Совет пытался инициировать референдум дважды, рассказывает Морев. После того, как Совет во главе с Моревым принял первый вариант списка вопросов, районная прокуратура сразу начала оспаривать решение, придравшись к теме памятников — мол, это не проблемы местного значения. Во втором варианте перечня вопросов для референдума муниципальные депутаты оставили транспортный вопрос и вопрос ограничения высотности застройки на конкретном участке, однако прокуратура оперативно оспорила и это решение. В пятницу состоится заседание суда. Морев говорит, что, по его мнению, за таким рвением прокуратуры стоит позиция исполнительной власти — в разных районах пытаются вынести разные вопросы на референдумы, но каждый раз прокуратура выступает с одинаковой позицией: вопросами местного значения не является буквально ничто.

Депутаты района Якиманка хотели провести референдум, но им не далиГригорий Сысоев/РИА Новости

В районе Академический также хотели вынести на местный референдум вопрос об ограничении высоты строительства на территории района 30 метрами. Референдум тоже хотели проводить 18 марта, в день выборов президента. 25 января Совет депутатов района Академический принял соответствующее решение, однако прокуратура быстро его оспорила. И 5 февраля суд приостановил данное решение.

Маргарита Шеффер, замглавы Совета депутатов в Академическом говорит, что позиция прокуратуры в их случае сводилась к тому, что муниципальные депутаты и так могут написать обращение к органам исполнительной власти по вопросам градостроительства, и референдум, результатом которого стало бы обязательство мундепов направить такое обращение, вообще излишен. Кроме того, прокуратура, по словам Шеффер, также посчитала вопрос застройки района не вопросом местного значения.

«Мы не согласились с позицией прокуратуры, но не получили никакого вразумительного ответа — почему нам нельзя спросить мнения жителей района, выходить ли нам с инициативой ограничения высоты застройки к городским властям или нет? Также прокуратура считает, что муниципальные депутаты могут выступать с инициативной внесения изменений только на уровне градостроительных планов, хотя это не так: мы можем предлагать изменения в уже сформированный градостроительный план», — рассказала Шеффер.

У районов Раменки и Кунцево не хватило одного голоса для принятия решения о совместном референдуме от Совета депутатов и главы муниципального собрания.

Масим Гонгальский, муниципальный депутат района Раменки, сказал Znak.com, что предложенная повестка референдума носила ярко экологический характер, так как в районе много зеленых зон, состоянием которых жители недовольны.

«Мы хотели вынести на местный референдум вопросы отмены строительства Южного дублера Кутузовского проспекта, потому что он пройдет по территории особо охраняемой природной территории Сетунь, и предложить создать в долине реки Раменки заказник — там сейчас запланирована масштабная стройка, которая урежет зеленую зону. Также хотели вынести на референдум вопрос строительства на территории бывшего госпиталя, где вместо больницы хотят строить три 53-этажных небоскреба. Мы предлагаем ограничить высотность застройки 50 метрами. Планировалось вынести вопрос о Парке 50-летия Октября, где проведено варварское „благоустройство“, а также вопрос озеленения Раменского бульвара», — говорит Гонгальский. К сожалению, как уже говорилось, не хватило одного голоса: все провластные депутаты высказываются резко против проведения любых референдумов, даже если они касаются, казалось бы, безобидной темы озеленения бульвара.

Читайте также:  Эксперт: Переговоры важны для Молдавии

В районе Кунцево единороссы были вынуждены и вовсе голосовать против проведения местного референдума по установке памятника президенту России. Остальные вопросы, вынесенные независимыми депутатами на местный референдум схожи с другими районами: запрет на строительство выше 30 метров; запрет на строительство, не связанное с функционированием московского водопровода, в санитарной зоне; создание особой охраняемой природной зоны федерального значения «Парк Московия»; постановление о сносе неаварийных кварталов, землю под которыми продали застройщику; введение «Праздника района Кунцево»; вопросы реконструкции кинотеатра «Брест».

Даже вопрос озеленения Раменского бульвара москвичам не разрешили выносить на референдумGoogle Street View

Муниципальный депутат Евгений Барков говорит, что в Кунцево сложился такой расклад: четыре провластных муниципальных депутата на шесть независимых. Как и во многих районах с таким раскладом, глава муниципального собрания, избираемый из депутатов каждый созыв, не избран, и им продолжает считать себя единоросс Кудряшов, который просто не подписывает решения нового Совета депутатов.

«Вопрос о памятнике президенту России был включен просто, чтобы посмотреть, как единороссы проголосуют по такому поводу. После того, как Совет депутатов принял решение, хотя Кудряшов его отказался подписать, прокуратура сразу вынесла нам представление, потом дело попало в суд. Нам объясняют, что все эти вопросы — не местного значения, хотя какие тогда вопросы местного значения? Я избирался муниципальным депутатом, чтобы наш район был нормально благоустроен, но нам даже это делать не дают. Вообще, сейчас в Москве организована система жесткого давления на муниципальных депутатов, нам просто не дают работать, пока мы не сдадимся», — говорит Барков. Муниципальные депутаты района Кунцево собираются дойти до Верховного и Конституционного суда, чтобы отстоять то, что судьба зеленых зон районов, например, — это вопросы местного значения, в котором право голоса имеют и местные депутаты, и местные жители.

Наконец, в Хорошевском районе, где 6 из 10 муниципальных депутатов — независимые, местные жители хотели устроить референдум по сохранению парка Березовая роща и по постройке на территории района многоуровневых паркингов. Референдум также был опротестован прокуратурой, очередное заседание суда состоится 16 февраля.

Новые выборы — новые референдумы

Перечисленные выше районы Москвы — еще не все, где у независимых муниципальных депутатов есть «контрольный пакет» или подавляющее большинство. В ряде других районов руки до попытки инициировать местный референдум у муниципальных депутатов еще не дошли, но ближе к выборам мэра там этим займутся. Как, например, районе Коньково, рассказал Znak.com глава муниципального округа Коньково, независимый муниципальный депутат Сергей Соколов.

Аналогичное мнение высказала и его коллега, глава муниципального округа Гагаринский Елена Русакова. Впрочем, Русакова отмечает, что в московском законодательстве есть коллизия: «вопросы, которые в цивилизованном мире являются вопросами местного значения и разрешаются на местных референдумах, в Москве вынесены на уровень города, так что темы референдумов получаются смешными: „выйти ли с предложением…“».

Читайте также:  В России для полицейских закупят наручники «Нежность» на сумму более 26 млн рублей

Нет явки — нет проблем

Политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС Екатерина Шульман считает, что на президентских выборах в Москве явка явно будет низкой — она была низкой на парламентских выборах 2016 и президентских выборах 2012 года, и нет никаких причин, почему активность избирателей в этот раз должна быть выше. 

«Вопросы местного значения могли бы привлечь москвичей на выборы, но городская власть, судя по всему, считает, что именно здесь увеличивать явку опасно, — говорит Шульман. — Местные вопросы в Москве в последние годы стали частью оппозиционного поля. Это большая заслуга всех тех, кого можно обобщенно назвать антимэрским фронтом. Сейчас люди, которые у себя в районах интересуются местными вопросами, будут настроены к мэрии скорее отрицательно. Местные вопросы — дворовые, парковые, строительные и благоустроительные, с одной стороны, волнуют людей, с другой — те, кого это волнует, мэрии скорее не симпатизируют. Думаю, власти Москвы решили не накручивать явку, так как в таком случае результаты могут оказаться слишком неожиданными — например, разрыв между главным кандидатом и вторым по количеству голосов может оказаться не столь драматичным, как надо. В Москве прямые фальсификации затруднительны, но через административно зависимый электорат можно добиться вполне приемлемого результата. В этой логике, москвичей лучше мягко отваживать от избирательных участков, чем зазывать туда», — поясняет Шульман.

Она добавляет, что, с точки зрения тактики, такая позиция разумна, но на чуть более длинной дистанции это только усиливает динамику роста враждебности между активными москвичами и правительством Москвы. 

«Муниципальные депутаты — авангард этой борьбы, и они избраны надолго — на пять лет. На выборах мэра власти Москвы могут, конечно, выбрать стратегию недопуска серьезных конкурентов, но, если хоть какие-то альтернативные кандидаты будут допущены, возможны разные сценарии. Впрочем, так надолго наша политическая машина не планирует. Да и не имеет возможности — сейчас нужно обеспечить плавный ход президентской кампании, о дальнейшем подумают потом», — отмечает Шульман.

Политолог Александр Кынев говорит, что, с точки зрения имиджа президентской кампании история с запретами московских референдумов будет зависеть от информационного отклика на нее: если отклика не будет, то и реакции не будет, если же будет отклик, это подчеркнет искусственность остальных референдумов в других регионах.

«Местное самоуправление в Москве ищет себя, пытается нащупать ниши и темы, которые могут стать некими отправными точками. Это и символический вопрос праздников и памятников, и вопрос ограничения высотности строительства как вопрос качества среды жизни. Местные депутаты пытаются очертить круг тем, важных для жителей их районов, найти коллективное „я“ муниципального масштаба. Для городской власти масштаб их неприятностей будет зависеть от конкретного района: район со сложившейся застройкой, коммуникациями между жителями будет для них более проблемным, чем новостройка и от способностей жителей к самоорганизации. Администрация же будет пытаться раскалывать районные сообщества, натравливать людей друг на друга. Но вообще московская власть сильно потеряла на своей истории с полным игнорированием мнения жителей, при том, что на пиар мэрии выделяются гигантские средства», — считает Кынев.

 

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Общество
Кудрин заявил, что для россиян будет счастьем дольше платить государству

Только увеличение пенсионного возраста позволит повысить пенсии россиян, уверен экс-министр финансов РФ, председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. По его...

Следователи или палачи? В Сети начинается новая дискуссия о допустимых приемах следствия

Ее автор - заместитель главного редактора этого издания Евгений Вышенков уверен, что в определенных обстоятельствах правоохранительные органы имеют право на...

«Государство в 2,5 раза богаче стало, а за коммуналку в 4 раза больше дерет»

"Один товарищ стал ковыряться в квитанциях и с удивлением обнаружил, что в начале 2008 года он платил за коммуналку 2...

В Сыктывкаре суд рассмотрит иск правозащитников из-за запрета «Смерти Сталина»

Сыктывкарский городской суд 15 февраля рассмотрит иск местных правозащитников, которые обжалуют решение Министерства культуры РФ и российского прокатчика фильма «Смерть...

Закрыть