Русский гамбит разведки

Если бы Россотрудничество не превратилось в кормушку для функционеров МИДа и СВР, Россия не ввязалась бы в долгосрочные и дорогостоящие военные конфликты, считает президент межрегионального общественного движения «Евразийский народный союз» Татьяна Полоскова.

Публикация в 2014 году отдельных глав книги Татьяны Полосковой «Быдло на паркете», рассказавшей о нравах, царящих в «Россотрудничестве» и выход всей книги целиком в конце того же года, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Прямым его следствием стал ряд проверок ведомства, организованных Генеральной прокуратурой, Федеральной антимонопольной службой и Росфинмониторингом, в связи с использованием Россотрудничеством внебюджетных средств, в первую очередь от сдачи в аренду объектов недвижимости за рубежом. Ведь Россотрудничество крупнейший собственник российской зарубежной недвижимости.

Появление первых публикаций и выход всей книги в 2014 году совпали по времени с множеством эпохальных событий, имеющих далекоидущие последствия. Обострились отношения России с Западом. На Украине при активнейшем содействии США произошел националистический переворот. В Киеве установилась крайне враждебная России власть, а на востоке Украины началась гражданская война. В Россию вернулся Крым, в неё же попыталась, но, увы, безуспешно, вернуться Новороссия. В ответ на это на нашу страну, под надуманными предлогами, обрушились западные санкции.

Многое изменилось и в самой России. Мы яснее осознали своё место в мире и то, как в мире относятся к нам. Русские, живущие в бывших советских республиках, потянулись к своей исторической Родине, видя в ней единственную защиту от нарастающей русофобии и национализма.

Немало перемен произошло и в Россотрудничестве. С декабря 2014 года, когда с поста его руководителя ушел Константин Косачев, там за четыре года сменилось три руководителя: Любовь Глебова (март 2015 сентябрь 2017), Алексей Фролов (и.о., сентябрь декабрь 2017) , и, наконец, Элеонора Митрофанова (с декабря 2017 до настоящего времени).

И вот, ещё одна новость: Татьяна Полоскова готовит к изданию вторую книгу о «Россотрудничестве». Судя по хлесткому названию, вынесенному в заголовок, ещё более жесткую, чем первая. И хотя Татьяна Викторовна старается не обсуждать новую книгу до её выхода в свет, нам удалось уговорить её на интервью.

Корреспондент: Татьяна Викторовна, среди прочих званий и должностей, Вы Государственный советник первого класса и член экспертно-консультативного совета по общественно-гуманитарным программам при Россотрудничестве. То есть, человек, глубоко интегрированный человек в эту систему, а вовсе не сторонний критик, желающий разрушить её до основания. И, тем не менее, название вашей новой книги звучит весьма и весьма резко.

Т.П. Это рабочее название. В нем отразилось моё, а, точнее, наше, поскольку у книги несколько авторов, отношение к происходящему в этой структуре. Впрочем, направленность новой книги будет несколько иная. В «Триумфе быдла» будет меньше критики, и она будет более конкретна и персонализирована. Одновременно в ней будет больше конструктивных предложений.

Корр. Насколько ситуация в Россотрудничестве изменилась за четыре года, прошедшие после выхода первой книги?

Т.П. Я бы, пожалуй, начала с другого. С того, насколько изменился мир за эти четыре года, и насколько изменилось моё видение происходящего.

Изменения очевидны. Ведь первая книга фактически была написана до событий на Украине, до возврата Крыма и до последовавшей за этим вспышки русофобии в мире. Книга не новостная колонка, она всегда немного отстает от текущих событий.

Так вот, мир сегодня очень поляризирован это раз. Давно назревавшие конфликты, перешли в острую фазу это два. При этом я уверена, что мы имеем дело только с первой волной, следом за которой на нас уже накатывает вторая, а за ней и третья. Этого не надо пугаться. Каждый кризис таит в себе возможности, нужно только уметь их реализовать.

Так вот, возможности, которые несла в себе первая волна, мы, по большей части, упустили. Крым наш единственный успех, да и то, не получив развития и не будучи подкреплен успехами на других направлениях, этот единственный успех оказался сильно омрачен западными санкциями и консолидацией всех русофобских сил, в особенности в бывших советских республиках. Всего этого, при правильных действиях со стороны России, можно было бы избежать. А инструментом, предназначенным для таких действий, как раз и является Россотрудничество, и вопрос «почему всё случилось так, а не иначе», должен в немалой степени быть адресован ему.

Теперь о моём видении ситуации в Россотрудничестве. Как вы справедливо заметили, я там не посторонний человек. Все процессы, связанные с кадровыми заменами и перестановками, разворачивались на моих глазах. И многое я сегодня вижу иначе, чем четыре года назад.

Читайте также:  Опрос: Россияне уже не хотят идти на митинги против пенсионной реформы

В 2014 году я еще искренне полагала, что Россотрудничество поддается оздоровлению относительно простыми мерами, и смена руководства запустит этот процесс. Но все осталось по-прежнему.

Я не хочу критиковать нынешнего главу Россотрудничества, госпожу Митрофанову. Во-первых, она менее полугода, как вступила в должность. Во-вторых, ей просто не на кого опереться. Система подготовки кадров для Россотрудничества, а также отношения, сложившиеся с другими ведомствами, обрекают его на бесконечное воспроизводство тех проблем, которые описаны в первой книге. Все конструктивные проекты загоняются в тупик самой логикой событий. Именно об этом и будет вторая книга это анализ ситуации. Не столько разговор о том, «кто виноват?» хотя этой темы я тоже коснусь сколько попытка понять, «что делать?»

И, наконец, я отвечу и на ваш вопрос. Хотя за прошедшие четыре года в Россотрудничестве не наступило существенных улучшений, формально ситуация не стала и хуже. Но, с учетом изменившейся ситуации в мире, нынешнее состояние Россотрудничества неизменившееся в принципе за эти четыре года, оказывает куда более разрушительное воздействие на то, что мы называем Русским миром. Между тем, именно Россотрудничество призвано расширять и укреплять Русский мир. То есть, общая ситуация объективно ухудшилась.

Корр. Недавно вы выступили с лекциями в Донецком Национальном университете. Можно сказать, побывали в форпосте Русского мира. Какое впечатление осталось у Вас от общения со студентами и преподавателями, и от Донецка в целом?

Т.П. Двойственное и радостное, и, одновременно, тяжелое. Прежде всего, я увидела наших, русских людей, возвращенных в естественную для них среду обитания, и защищенных от произвола нацизма, воцарившегося на Украине. Но их положение достаточно неопределенно по причине неопределенного статуса ДНР и нынешней позиции России. Им очень непросто живется сегодня. А мы, вместо того, чтобы следом за Крымом, принять их, превращаем этих людей и их судьбы в предмет политического торга.

Кроме того, я понимаю, что если бы Россотрудничество работало так, как оно должно работать, то вся Украина тянулась бы сегодня к России так же, как тянется её Восток и Юго-Восток. За исключением, возможно 1-2-3 западных областей, но и они не были бы настроены к России негативно. И власть в Киеве уже давно была бы пророссийская. Не обязательно это был бы именно Виктор Янукович, но она была бы пророссийская вне всякого сомнения. Можно сказать, что нынешняя вспышка русофобии и на Украине, и в других бывших советских республиках, огромная часть населения которых и сегодня тянется к России, и на Западе, где налицо тот же феномен огромное количество людей симпатизируют нам, целиком порождена нашими собственными ошибками и недоработками.

Корр. С какого момента, на Ваш взгляд, события пошли в неверном направлении? Где была та развилка возможностей, на которой совершена главная ошибка?

Т.П. Вероятно, ошибка содержится в самой концепции Россотрудничества. Как и его предшественник Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, Россотрудничество оказалось слишком аморфно. В то же время оно чрезвычайно ресурсно. А если вы располагаете большими ресурсами, и не имеете соразмерной им цели, то неизбежно оказываетесь, в лучшем случае, в роли заведующего складом, стремящегося оградить вверенное ему имущество от расходования. А в худшем в роли расхитителя этих ресурсов. Кроме того, немедленно найдутся и те, кто пожелает использовать вас, вместе с вашими ресурсами, в своих личных или ведомственных интересах.

Напомню, что Россотрудничество осуществляет функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом за рубежом, и должно, по идее, помимо управления зарубежными активами, находящимися в его ведении, реализовывать государственную политику международного гуманитарного сотрудничества и содействовать распространению за рубежом объективного представления о современной России. В 81 стране мира у Россотрудничества есть 96 представительств, включая 72 полноразмерных центра науки и культуры в 62 странах. Это огромная структура с огромным же потенциалом, но где та государственная политика, которую она должна реализовывать?

Надо также признать, что до нынешнего кризиса мы все сильно недооценивали глубины и неизбывности той неприязни, которую испытывает к нам Запад. Мы полагали, что отказ от социализма и демонтаж социалистического лагеря, а следом за ним и СССР, полностью закроют все вопросы Холодной войны. В таких условиях роль Россотрудничества неизбежно оказывалась крайне размытой, а его представители на местах испытывали большое искушение использовать ресурсы, оказавшиеся в их распоряжении для собственного обустройства в стране пребывания, что и происходило сплошь и рядом.

Читайте также:  Путин взялся за крестьян. 13-й нацпроект примут 13-го октября

Но и это ещё не всё. За ресурсы Россотрудничества немедленно началось соперничество между МИДом, в ведении которого оно находится де-юре, и спецслужбами, в лице ФСБ и СВР. При этом все три соперничающих ведомства были заинтересованы в том, чтобы Россотрудничество не раздражало своей деятельностью власти страны пребывания. Для мидовцев это была тихая пристань и материальный ресурс, дававший возможность поправить свои дела. А для спецслужб крыша, к которой лучше не привлекать внимания, и опять же, дополнительный ресурс.

Но Россотрудничество, действуя даже в рамках той урезанной и смягченной парадигмы, которая прописана в его нынешних документах, не может не раздражать власти большинства стран пребывания. Во всяком случае, это касается бывших советских республик, и, в значительной степени, западных стран. Анализ неприязни Запада к России оставим для другого интервью, а с бывшими республиками СССР всё вполне очевидно. Их национальные проекты несовместимы ни с широкомасштабным гуманитарным сотрудничеством с Россией, ни с распространением объективного представления о ней. Потому, что при этом немедленно возникают неприятные вопросы: что дал этим странам и их подданным распад СССР? Естественно, что элиты этих стран, пробившиеся наверх именно благодаря распаду Советского Союза, и являющиеся продуктами этого распада, а, точнее, полураспада, всегда будут выступать резко против любого усиления в их странах российского влияния.

Всё это, вместе взятое, и привело Россотрудничество к его нынешнему коллапсу и параличу, а российскую политику на постсоветском пространстве к провалу. Можно сказать, что мы неверно оценили потери и приобретения, отказавшись во имя хороших отношений с Западом от активной работы по возвращению бывших советских республик, а, следом за ними, и стран бывшего соцлагеря в ближайшую орбиту России. При том, что большинство населения этих стран было готово поддержать нас! И даже сегодня, несмотря на разгул русофобской пропаганды, мы можем опереться в этих странах на значительную поддержку. Мы всё ещё можем там победить но для этого вся внешняя политика России, включая и роль Россотрудничества, должна быть пересмотрена. И только тогда, когда перед Россотрудничеством будут поставлены задачи соответствующего масштаба, только после этого станет возможно и его реформирование.

Корр. На что же будет похоже такое реформированное Россотрудничество?

Т.П. Думаю, что ближайшая историческая параллель это Коминтерн. Причём, если мы внимательно присмотримся к деятельности Коминтерна, и его истории, то увидим, что формально-коммунистическая идеология этой организации мало-помалу вытеснялась идеями Русского мира, сначала робко, затем всё сильнее, так что под конец деятельности Коминтерна и наследовавшего ему Коминформа старая оболочка была фактически наполнена новым содержанием.

Показательные аналогии прослеживаются и в связи с историей закрытия этих организаций. Коминтерн был закрыт в угоду союзникам по антигитлеровской коалиции, опасавшимся усиления советского, а по факту российского влияния. Его закрытие усыпило их бдительность и позволило советским спецслужбам укрепиться в США и Латинской Америке, а также получить доступ к целому ряду американских секретов, важнейшим из которых был ядерный проект. Коминформ же был закрыт во имя примирения с Тито, очень ревниво относившегося к усилению роли СССР, России.

Иными словами, идеология марксизма в его ленинской версии показала свою несостоятельность, и фактически сошла на нет уже к началу Второй Мировой войны. Зато идеи православного панславизма, с центром в Москве, отвергнутые большевиками, мало-помалу возродились. Этот же процесс начался и после распада СССР. Русская цивилизация, Русский мир обладают поистине мистической привлекательностью, снова и снова притягивая к себе симпатии сотен миллионов людей. Почему же мы должны игнорировать это обстоятельство а не, напротив, использовать его?

Корр.: А как решить проблему кадрового голода при реформировании Россотрудничества, предлагаемом вами?

Т.П. : Выход совершенно очевиден. Надо приглашать в структуры Россотрудничества людей из диаспоры! Это люди, прошедшие школу борьбы за право быть русскими, научившиеся отстаивать это право, зачастую в самых неблагоприятных условиях и вопреки полицейским репрессиям, а нередко и с оружием в руках. Именно такие люди и могут составить идейный костяк обновленного Россотрудничества Росинтерна.

Корр: Какой по вашему мнению будет реакция на выход вашей книги, содержащей такие, достаточно радикальные идеи?

Т.П.: Я бы не назвала их радикальными скорее, назревшими. Их авторство трудно приписать как мне лично, так и всему авторскому коллективу, работающему над книгой. Они давно сложились в общественном сознании. Мы лишь озвучим то, о чем уже давно многие думают.

Читайте также:  Доктрина ответного удара: "Держите меня семеро, я психический!"

Вместе с тем, наша книга, несомненно, заденет интересы многих. В частности, мы намерены сделать предметом обсуждения крайне неблагоприятные последствия вмешательства в деятельность Россотрудничества российских спецслужб.

Надо понимать, что задачи спецслужб, МИДа и Россотрудничества совершенно несовместимы. И перенасыщенность, выше всяких разумных пределов, ряда отделений Россотрудничества офицерами спецслужб фактически блокирует их основную деятельность. Спецслужбы осуществляют тайный сбор информации и секретные спецоперации, что несовместимо с открытой консолидацией людей, выступающих за сближение с Россией и с их активной деятельностью.

Корр: Вы готовы назвать эти отделения?

Т.П. : Да, готова. Более того, не стану скрывать, что это и стало одной из главных причин, по которым я, хотя и не без колебаний, согласилась дать интервью вашему изданию. К такому решению меня побудили обстоятельства, при которых информация о подготовке к печати нашей книги пошла гулять по сети, и которые я не могу назвать иначе, как странными.

Сегодня влияние руководства Россотрудничества, а также и руководства МИДа в целом на работу ряда ключевых, первостепенного значения представительств этой организации сведено до чисто номинального. Среди них Российские центры науки и культуры в Вене, которым руководит Юрий Зайцев; в Будапеште руководитель Валерий Платонов; Берлине Павел Извольский; Афинах Александр Хоменко; Мадриде, где Михаила Ходякина недавно сменил Эдуард Соколов; Люксембурге Владимир Соколов; Варшаве там Игоря Проклова сменил Игорь Жуковский; Праге Андрей Кончаков, пока в ранге и.о.; Киеве Константин Воробьёв; Анкаре там Энвер Шейхов сменил Натига Гулиева; посольство в Вильнюсе, где Россотрудничество представляет Матвей Дрюков. У всех этих людей давно сложилось определенное реноме, которое никоим образом не помогает работе центров. Его коротко можно сформулировать как «все знают, что они из ФСБ». Доказывать это, естественно, никто не станет но в странах пребывания к ним прочно прилепили этот ярлык. Думаю, это не столько результат пропаганды, сколько прокол нашей кадровой политики всё-таки на таких должностях, мне кажется, больше перспектив у людей с простой и более-менее публично видимой карьерой.

Но поскольку этого нет, относятся к ним зачастую как к прокаженным и те люди на местах, друзья России, кто поддерживает с ними отношения, зачастую тоже оказываются в изоляции. Деятельность собственно Россотрудничества, как такового, в этих представительствах если и не парализована полностью, то, во всяком случае, снижена до минимума.

Корр: Если ваша книга будет насыщена такими признаниями, то в вас и ваших соавторов полетит немало камней…Вы готовы к этому?

Т.П.: Не стану утверждать, что решение выйти с такой публикацией далось нам легко. Возможно, мне было легче, чем двум другим соавторам (пока по очевидным причинам не хочу называть их имён), поскольку я старше их по возрасту и моё положение прочнее. Ему не навредила публикация «Быдла на паркете», книги тоже весьма острой, и многих сильно задевшей. Мои коллеги более уязвимы, так что речь в какой-то момент шла даже о том, чтобы книга вышла под одной моей фамилией, что позволило бы вывести их из-под удара. Но, поскольку подготовка этой рукописи уже перестала быть тайной, то и таиться смысла нет. Книга выйдет. Тема будет поднята. Как говорится в таких случаях, «делай то, что должен, и будь что будет». Я считаю борьбу за Русский мир и за русскую диаспору своим долгом, а ситуация такова, что требует немедленных и решительных шагов.

Корр: И последний вопрос когда и где можно ожидать выхода книги в свет?

Т.П.: Вероятно, к концу лета. Правда, пока остаётся открытым вопрос о том, как застраховать тираж от преждевременного интереса. Также отмечу, что мы планируем сделать максимально доступной и электронную версию.

Корр: Спасибо Вам за интервью, Татьяна Викторовна. И удачи Вам!

Татьяна Викторовна Полоскова, государственный советник России первого класса, профессор Дипломатической Академии МИД России, член экспертно-консультативного совета по общественно-гуманитарным программам при Россотрудничестве, президент межрегионального общественного движения «Евразийский народный союз», шеф-редактор Латиноамериканской редакции ИА REGNUM, специалист по российской диаспоре за рубежом, евразийской и боливарианской интеграции, кандидат философских наук, доктор политических наук, основатель Международного Фонда сотрудничества со странами Латинской Америки «ОКА».

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Политика
Германия назвала «Северный поток-2» частной инициативой

Газопровод «Северный поток-2» является «частной инициативой», заявил президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. В то же время этот проект вызывает беспокойство у других...

Эксперты предупредили о риске срыва госпрограммы вооружений до 2027 года

ыполнение Государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018—2027 годы столкнется с серьезными проблемами из-за набора нерешенных проблем в российской военной промышленности....

В ДНР по подозрению в шпионаже в пользу Украины задержали гражданина Иордании

Сотрудники министерства госбезопасности (МГБ) самопровозглашенной Донецкой народной республики задержали иностранца по подозрению в шпионаже в пользу Украины. Как сообщает пресс-служба...

Роспотребнадзору хотят разрешить конфискацию любых продуктов с прилавков

Депутаты хотят разрешить надзорным органам изымать продукты с прилавков даже к том случае, если они не имеют внешних признаков недоброкачественности....

Закрыть