Необъяснимый рост. Что не так с электронным голосованием

Объясняем на данных, почему результаты электронного голосования могли быть сфальсифицированы

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

С 17 по 19 сентября в России прошли выборы в Государственную думу и региональные парламенты. Впервые голосование длилось три дня, а в семи субъектах можно было проголосовать онлайн. 

Глава Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Элла Памфилова доложила Владимиру Путину, что «уровень прозрачности, который мы обеспечили, позволил осуществлять многоступенчатый тотальный контроль за тем, как проходят выборы». По словам Памфиловой, никакого вмешательства в онлайн-голосование не было, она пообещала, что география электронного голосования будет расширяться к следующим выборам. Однако, согласно отчету «Голоса»*, движения в защиту прав избирателей, выборы 2021 года не соответствуют ни российским, ни международным стандартам волеизъявления граждан. 

Результаты электронного голосования в Москве серьезно изменили распределение голосов. В восьми из 15 одномандатных округов по голосам на участках побеждали кандидаты, поддержанные «Умным голосованием» Алексея Навального. Но когда появились результаты онлайн-голосования, вперед во всех округах вышли «единороссы». 

В итоге «Единая Россия» получила 324 места из 450 в Госдуме — это конституционное большинство, которое позволяет «единороссам» принимать законы без оглядки на мнения других партий.

«Важные истории» проанализировали данные об онлайн-выборах в Москве и объясняют, почему результаты дистанционного голосования могли быть сфальсифицированы.

«Слишком стремительные изменения»

Для анализа мы использовали данные, опубликованные на сайте дистанционного электронного голосования (ДЭГ). Они показывают, как распределялись голоса между партиями и кандидатами по одномандатным округам каждый час или каждую минуту. Если посмотреть на распределение голосов в течение трех дней, заметно, как в последний день выборов доля голосов за «Единую Россию» резко возрастает.

 

Такой всплеск процента электронных голосов за «Единую Россию», как под копирку, повторился на всех избирательных округах.

 

 

 

 

Такой рост нельзя объяснить техническими причинами, уверен независимый аналитик данных Борис Овчинников. «Технические причины не могут влиять на соотношение голосов между кандидатами. Также я убежден, что этот рост нельзя объяснить особенностью поведения избирателей. Там слишком резкие, стремительные изменения. Это явные следы фальсификаций. Есть предположение, что просто на каждый реальный голос за кандидатов власти добавлялся еще один виртуальный голос».

Читайте также:  Проблема аварийного жилья не решится как минимум 10 лет

 

По мнению сопредседателя «Голоса»* Григория Мельконьянца, пики на графике отражают масштаб мобилизации избирателей для разных партий, например, пик за КПРФ в последние часы голосования укладывается в оппозиционную стратегию голосовать в последние часы. «Как показывает российский опыт, исключать фальсификации на выборах никогда нельзя. При этом данный рост голосов нельзя однозначно воспринимать как фальсификацию, это объяснимо и административной мобилизацией, например давлением на избирателей со стороны работодателей, которое мы наблюдаем и в отношении классического голосования. Основные пики голосования были следствием пуш-, СМС- и email-рассылок, проводившихся по избирателям 18 сентября около 18:00–19:00, 19 сентября около 10:00–11:00 и около 17:00–18:00», — рассказал Мельконьянц «Важным историям».

 

Рост голосов за провластных кандидатов заметен и в голосовании по одномандатным округам. В Кунцевском округе в пятницу резко выросла доля голосов за кандидата от «Единой России» Евгения Попова.

 

 

 

А в Ленинградском одномандатном округе выросла доля голосов за Галину Хованскую из «Единой России», главным соперником которой была кандидат «Умного голосования» Анастасия Брюханова. 

 

 

 

Комбайн

 

Данные по голосованию показывают число принятых бюллетеней за каждого кандидата по одномандатным округам и за каждую партию (в этом наборе данных учтены все транзакции: если избиратель переголосовал, будут видны все варианты голосования. — Прим. ред.). На графике, который показывает общее число голосовавших в каждую минуту, четко видны пики активности: в некоторые минуты голосовало в несколько раз больше избирателей, чем в предыдущие.

 

 

 

 

 

По словам аналитика данных и специалиста по блокчейну Кирилла Пименова, пики могут быть связаны с особой технологией записи голосов, которую Департамент информационных технологий (ДИТ) мэрии Москвы разработал для анонимизации избирателей. Эта технология — ее назвали «комбайном» — записывает голоса не поштучно, а порциями, чтобы по данным входа на портал для голосования нельзя было установить, как голосовал конкретный избиратель. При этом как именно происходит запись голосов, неизвестно. В открытом доступе нет документации по электронному голосованию.

Читайте также:  Путин пока не прошел ревакцинацию

 

«Вообще вся система электронного голосования практически никак не прописана ни в каких нормативных актах. По сути, есть только Постановление ЦИК об эксперименте, в котором сказано, что мэрии Москвы поручено провести электронные выборы, должно использоваться шифрование, блокчейн и осуществлена возможность отложенно проголосовать. Технической документации по коду тоже нет, есть только какие-то видеозаписи заседания какой-то рабочей группы, которая даже не при Избиркоме, а прямо при ДИТе», — рассказал Пименов. 

 

При этом в моменты пиков росло количество проголосовавших за все партии. А значит, нельзя говорить о вбросах. Но отсутствие документации и понятного алгоритма вызывает вопросы к прозрачности выборов.

 

 

 

 

 

«В публичных системах недостаточно данных для подведения итогов»

 

В базе данных с сайта Дистанционного электронного голосования (ДЭГ) observer.mos.ru записаны все действия, которые совершались в системе онлайн-выборов. В ней есть 11 типов транзакций, среди которых «создание голосования», «регистрация избирателей», «выдача бюллетеня», «прием бюллетеня», «завершение голосования», «завершение голосования с результатом». 

 

Как пишет программист Петр Жижин в своем разборе результатов ДЭГ, в данных по одномандатным округам на выборах в Госдуму вообще отсутствуют транзакции с типом «завершение голосования» и «завершение голосования с результатом». То есть несмотря на то, что члены избирательных комиссий получили и подписали протоколы с результатами онлайн-голосования на следующее утро после завершения выборов, технически голоса до сих пор не подсчитаны публично.

 

«Подсчёт голосов из-за системы переголосований проводился в каких-то других системах, не подконтрольных наблюдению, на основании данных из „приватного“ блокчейна. В публичных системах недостаточно данных для подведения итогов», — пишет Петр Жижин.

Читайте также:  Сергей Глазьев: Из России сделали дойную корову

 

Более того, 34 % голосов не были расшифрованы публично, хотя ЦИК отчиталась об обработке 100 % бюллетеней, обнаружил программист Петр Жижин. По его словам, в базе данных находится более двух миллионов транзакций с типом «прием бюллетеня» и только 1,3 миллиона транзакций с типом «расшифровка бюллетеня». Программист сам расшифровал оставшиеся 34 % бюллетеней, по ним кандидаты «Умного голосования» тоже не побеждают. Но не ясно, почему эти голоса не были расшифрованы публично.

 

Программист также обратил внимание и на другие странности, которые делают систему ДЭГ непрозрачной. По публичным данным невозможно отследить, какой голос был переголосованием, а какой — единственным для избирателя. Из-за этого подсчитать результаты невозможно. Масштаб переголосований был серьезным. Об этом можно судить по соотношению выданных и принятых бюллетеней. Система выдавала каждому избирателю один бюллетень, если он переголосовывал, принимала она уже несколько бюллетеней. По опубликованным данным видно, что количество принятых бюллетеней, всегда оказывалось больше количества выданных. Возможность переголосовать позиционировалась как защита от давления на избирателей. Но если это действительно так, доля голосов за оппозиционных кандидатов должна была вырасти. А на практике благодаря переголосовавшим рос процент голосов и за административных кандидатов.

 

Эксперты сходятся на том, что главная проблема системы электронного голосования — ее непрозрачность. Обычно блокчейн сети открыты, к ним может подключиться любой участник и посмотреть исходный код. А в основе ДЭГ лежит принцип не публичного, а частного блокчейна, который подконтролен мэрии Москвы, а значит, при желании она может переписать все блоки с информацией. Возможность переписать результаты выборов отмечалась как главная уязвимость электронного голосования в докладе команды аналитиков во главе с экс-кандидатом в депутаты Романом Юнеманом.

 

При участии Юлии Алыковой, Александра Богачева

 

Редакторка: Алеся Мароховская

 

 

 

 

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Политика
В воинской части на Урале погиб второй за два дня срочник

В воинской части, которая находится в поселке Свободный в Свердловской области, погиб второй за два дня солдат-срочник. Об этом со...

Европарламент номинировал Навального на премию имени Сахарова

Ежегодная премия «За свободу мысли» вручается за заслуги в области прав человека Российского оппозиционера Алексея Навального в понедельник номинировали на...

Роскомнадзор предупредил Google о блокировке, если не будут сняты ограничения с каналов

Роскомнадзор предупредил Google о блокировке, если не будут сняты ограничения с каналов RT Роскомнадзор потребовал от Google снять ограничения в...

Основателя компании по борьбе с киберпреступностью арестовали по делу о госизмене

Основатель компании Group-IB, специализирующейся на кибербезопасности, арестован на два месяца. Об этом 29 сентября сообщили в пресс-службе Лефортовского суда Москвы....

Закрыть