Маньчжурский президент. Владимир Милов о том, как Россия стала сырьевым придатком Пекина

Семь лет назад произошел «разворот Москвы на Восток» — в Шанхае в присутствии Владимира Путина и Си Цзиньпина был подписан «газовый контракт века» о поставках газа в Китай по газопроводу «Сила Сибири». Россия и Китай договорились о многочисленных совместных проектах, большая часть из которых осталась на бумаге. Владимир Милов подробно объясняет, как, порвав с Западом после Крыма, Россия не просто провалила глобальное экономическое партнерство с Китаем, но торгует природными ресурсами себе в убыток на китайских условиях, тратя деньги Фонда национального благосостояния и обогащая китайские компании и друзей Владимира Путина.

Семь лет — достаточный срок, чтобы сделать выводы о том, насколько успешным оказалось новое российско-китайское партнерство. Если коротко, то по большому счету оно обернулось пшиком: большинство заявленных проектов не реализованы, а те, которые движутся, принесли огромное разочарование по ценам поставок и нулю доходов в бюджет из-за колоссальных налоговых и прочих льгот. Россия крайне задешево экспортирует в Китай исключительно сырье, государству от этого ничего не достается, зато огромный ущерб несет российская природа — целые регионы стали или могут стать настоящей зоной экологического бедствия, что напрямую связано со снабжением Китая нашими природными ресурсами. Парадоксальным образом, за всё это мы еще и остались Китаю должны.

Но обо всем по порядку. Прежде всего, заявленные в мае 2014 года широкомасштабные планы сотрудничества остались замками на песке. Среди громогласно объявленных, но фактически не реализованных проектов:

  • «Владивосток-СПГ» — завод по производству сжиженного природного газа,
  • западный коридор поставок газа в Китай (его называют то «Алтай», то «Сила Сибири-2», то газопровод через Монголию, но пока он не подает никаких практических признаков жизни),
  • Восточный нефтехимический комплекс,
  • участие китайских инвесторов в разработке месторождений «Роснефти»,
  • строительство НПЗ «Роснефти» в китайском Тяньцзине,
  • участие Китая в строительстве скоростной железной дороги Москва-Казань,
  • широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет CR929 (которого пока так и нет), и много что еще.

Фактически единственное, что удалось реализовать, — строительство газопровода «Сила Сибири», вхождение китайцев в проекты «Новатэка» по сжижению газа («Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2»), а также партнерство китайских компаний с Сибуром и строительство Амурского газохимического комплекса. По сравнению с первоначально заявленными планами «нового глобального партнерства» всё это выглядит весьма скромно, и стало возможным только в результате предоставления этим проектам беспрецедентных налоговых льгот — фактического обнуления для них всех налогов.

Убыточная «Сила Сибири»

Газопровод «Сила Сибири» был пущен в ход полтора года назад, и объемы поставок по нему пока бесконечно далеки от заявлявшегося пика в 38 млрд кубометров — в 2020 году было поставлено 4 млрд кубометров газа. Для сравнения, в Европу — 147 млрд кубометров. Как видим, об «уходе от европейцев на восток» не приходится и говорить — тем более что ресурсной базой для газопровода являются крайне удаленные восточносибирские месторождения, Чаяндинское и Ковыктинское, у которых и так не было шансов выйти на европейский рынок.

Разговоры о строительстве перемычки между Китаем и западносибирскими газовыми месторождениями пока остаются лишь разговорами. Отдельный вопрос — хватит ли у «Газпрома» газа для выполнения обязательств даже по 38 млрд кубометров в год: в прошлом году в прессе появились алармистские заявления бывших сотрудников «Газпрома» о том, что запасы Чаянды и Ковыкты, возможно, были переоценены, а при их разработке допущены ошибки, и газа может не хватить.

Но самое интересное не это, а цена поставляемого газа. Когда в мае 2014 года был подписан «контракт века», общим местом было повторение оценок о том, что цена поставок газа по нему составит $350-380 за тысячу кубометров. «Газпром» называть цену отказывался, но утверждал, что она «отличная», а глава «Газпром экспорта» Александр Медведев издевательски заявлял на просьбы озвучить цену: ишь ты, «каждая домохозяйка будет тут интересоваться ценами».

Сегодня, благодаря данным Генеральной администрации по таможне КНР, мы знаем цену — и это не $350, не $380, а… всего $118,5 за тысячу кубометров. Это втрое ниже цены газа, публично называвшейся три года назад, и, как видно по приведенной выше ссылке на данные «Интерфакса», существенно (и даже в разы) ниже всех текущих расценок на газ — на поставки СПГ, на европейском спотовом рынке, на трубопроводные поставки газа в Китай из Мьянмы и Центральной Азии (Мьянма, например, продает газ Китаю втрое дороже, чем Россия по «Силе Сибири»).

Россия продает газ Китаю втрое дешевле, чем публично обещала

Иначе как невероятным позором для газпромовских горе-коммерсантов такое положение дел назвать нельзя. Выражаясь их языком — любая домохозяйка справилась бы лучше. Да, цены поставок несколько отрастут вместе с ценами на нефть, но не сильно выше нынешних $60-70 за баррель — а диапазон цены газа для Китая в $100-200 совершенно неудовлетворителен. Усугубляется эта катастрофа несколькими обстоятельствами. Во-первых, даже цена в $350-380 не гарантировала «Газпрому» прибыли.

Для организации поставок пришлось построить 2200 км газопровода по совершенно неосвоенной удаленной местности (в тайге), куда материалы и оборудование приходилось доставлять по воздуху. Строительство обошлось более чем в триллион рублей. Себестоимость добычи газа на Чаяндинском месторождении еще в 2010 году оценивалась выше чем в $80 за тысячу кубометров — сейчас, очевидно, это гораздо более высокая цифра (хотя бы даже из-за падения курса рубля). Нынешние цены генерируют исключительно убытки, причем крупные. Отмечу, что цена газа для Китая и близко не была похожа на заявлявшиеся $350-380 — даже год назад она едва превышала $200:

Читайте также:  Бывший президент Эстонии предрек Лукашенко судьбу Чаушеску

 

 

Китай, динамика цен на газ

 

 

Мировые цены на газ

 

 

Стоимость газа в Азии

Убытки от поставок газа в Китай — не шутка: они уменьшают налоговую и дивидендную базу «Газпрома» и, соответственно, поступления в бюджет. Пока объемы невелики — это не так заметно. А что будет, когда они выйдут ближе к заветным 38 млрд кубометров в год?

«Газпрому» ради «Силы Сибири» были предоставлены беспрецедентные налоговые льготы — обнулены НДПИ и налоги на имущество. То есть бюджет от этого проекта не получает вообще ничего, а с учетом убытков проект еще и уменьшает объем налоговых и дивидендных доходов, которые бюджет заработал бы на «Газпроме». Выгодополучателями вместо бюджета оказались строительные подрядчики — прежде всего структуры Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко, которые получали подряды на строительство «Силы Сибири» без конкурса (раз, два).

«Сила Сибири» бьет по российскому бюджету, зато обогащает структуры Ротенберга и Тимченко

Сжиженный газ: кабальные условия Китая

Увы, «Газпромом» все не ограничивается. Другой крупный экспортер газа в Китай, «Новатэк», хоть и продает газ дороже (цена тоже не раскрывается, но котировки СПГ существенно выше), практически не платит с этого налогов в бюджет. Для проекта «Ямал СПГ» компании были предоставлены тотальные налоговые льготы — обнуление НДПИ, экспортных пошлин, налога на имущество, льготы по налогу на прибыль, льготы по НДС при импорте оборудования.

Причем эти льготы были предоставлены не просто по просьбе «Новатэка», а в качестве условия со стороны Китая — китайские компании получили 30% в проекте «Ямал СПГ» (и соответствующую долю прибыли от налоговых освобождений) и в обмен потребовали от российского правительства подписать и ратифицировать межправительственное соглашение по проекту «Ямал СПГ», которым гарантировалось обнуление налогов и освобождение от НДС импортируемого китайского оборудования. Обязательства Китая при этом — «согласовать вхождение в проект» (и получение прибыли от безналогового экспорта СПГ в Китай) китайских компаний.

Никак иначе как кабальными условия этого соглашения назвать нельзя — Китай оказывается его основным выгодоприобретателем, при этом Россия освобождает проект почти от всех налогов. Помнится, сколько копий сломали доморощенные борцы с Западом на критике «соглашений о разделе продукции» 1990-х, но по ним государство получает доходы в несколько миллиардов долларов в год, а от экспорта СПГ «Новатэком» — по требованию Китая и условиям межправительственного соглашения — не будет получать… вообще ничего. Что-то не слышно возмущения ура-патриотов этим фактом.

Льготы для Китая в лице «Сибура»

Следующий пример — «Сибур». Эта компания также является одним из крупнейших получателей налоговых льгот от государства — я устану здесь все это перечислять, просто погуглите «Сибур налоговые льготы». Без этих льгот нефтегазохимический бизнес компании был бы невозможен в сегодняшних масштабах — в своем последнем видеоролике об убыточности экономических связей с Китаем я привожу фрагмент выступления президента Сибура Дмитрия Конова на совещании у Путина в Тобольске 1 декабря, где Конов прямо говорит о низкой рентабельности производства продукции нефтегазохимии и о том, что практических все их линейки продуктов «закрыты льготами» от Минфина.

При чем тут Китай? Это не просто основной потребитель нефтегазохимической продукции «Сибура», но и крупнейший акционер и бенефициар проектов компании: китайские инвесторы уже контролируют 20% «Сибура», а китайская Sinopec купила 40% в крупнейшем проекте компании, Амурском нефтегазохимическом комплексе (АНХК), который в чистом виде ориентирован на китайский рынок. АНХК является важным приложением к «Силе Сибири» — он будет использовать ценные компоненты транспортируемого газа и производить из них продукцию нефтегазохимии, полиэтилен и полипропилен.

Так вот, «Сибур» категорически отказывался запускать этот проект без масштабных налоговых льгот — которые в итоге были получены, несмотря на сопротивление Минфина, который в открытую говорил, что «финансировать стройку «Сибура» за счет государства мы не намерены». Но пришлось согласиться — учитывая, что среди акционеров «Сибура» старые друзья и родственники Путина Геннадий Тимченко и Кирилл Шамалов (Тимченко также — второй крупнейший акционер «Новатэка», другого важного бенефициара льгот, нацеленных на Китай).

Но это еще не всё! «Новатэк» и «Сибур» под свои проекты, ориентированные на Китай и освобожденные от поступления налогов в российский бюджет, получили огромные деньги из Фонда национального благосостояния (ФНБ) — того самого, который Путин в прошлом году категорически отказался распечатать для помощи населению и экономике в пандемию. Но «Новатэк» и «Сибур» получили из ФНБ 150 млрд рублей и $1,75 млрд соответственно, причем на суперльготных условиях — кредиты по низкой ставке сроком на 15 лет, обычный российский бизнес о доступе к таким условиям займов не может и мечтать.

Читайте также:  «Пруфы.рф»: В Башкирии идут обыски и задержания защитников шихана Куштау

«Новатэк» и «Сибур» получили огромные деньги из ФНБ, который Путин отказался распечатать для помощи населению

Бенефициаром всего этого великолепия является Китай. И не только в плане получения необходимого сырья — например, тот же «Новатэк» является крупнейшим импортером китайского оборудования под свои СПГ-проекты, активно привлекает китайские нефтесервисные компании и вахтовиков для работы на российских месторождениях. Заказывает оборудование в Китае для Амурского ГХК и «Сибур». Все это финансируется за счет щедрых налоговых льгот и средств ФНБ — которые на нас, россиян, напомню, тратить никак нельзя.

Еще не устали? Тогда несколько слов о другом важном направлении — экспорте нефти.

Нефть: Китай диктует условия и дает дорогие кредиты

Благодаря строительству нефтепровода «Восточная Сибирь-Тихий океан» России удалось более успешно диверсифицировать экспорт в направлении Китая — сегодня он потребляет примерно 30% российской экспортной сырой нефти (более половины по прежнему — Европа), хотя всего 2% экспортных нефтепродуктов (2/3 экспорта нефтепродуктов идут в Европу). Но насколько это выгодно? С самого начала поставок нашей нефти в Китай «Роснефть» предоставляла КНР значительные льготы по цене, в результате которых, если посмотреть отчетность компании по международным стандартам, только прямые потери в результате более низких цен поставок нефти в Китай составили порядка $9 млрд:

 

 

 

Но и потом ситуация не сильно улучшилась: цены экспорта нефти в Китай и Европу фактически выровнялись, хотя по идее нефть по трубе «Восточная Сибирь-Тихий океан» должна продаваться заметно дороже — экспортируемый на восток сорт нефти Espo не смешивается с сернистыми уральско-поволжскими сортами и обладает лучшими характеристиками, чем поставляемая в Европу сернистая нефть Urals. То есть должен вроде бы стоить заметно дороже. Плюс экспорт в Китай сопряжен с большими транспортными издержками — транспортировка барреля с того же Ванкорского месторождения «Роснефти» до китайской границы обходится примерно на $1,5 за баррель дороже, чем до порта Приморск на Балтике. Вопрос: есть ли такие уж выгоды от поставок нефти на китайском направлении? Не говоря уже о том, что «Роснефть» стала получателем колоссальных налоговых льгот под свои проекты, ориентированные на Китай — ни один восточный проект не обходится без обнуления налогов.

Самое удивительное, что по итогам реализации всех этих проектов, которые дают Китаю щедрые скидки, но не приносят денег в российский бюджет, мы еще и остались Китаю должны! Если посмотреть на отчетность наших нефтегазовых компаний, то сразу бросается в глаза, кто у них крупнейшие кредиторы — у «Роснефти» это China Development Bank, у «Газпрома» — China Construction Bank. «Новатэк» брал крупнейшие займы у китайских банков и Фонда Шелкового пути. «Роснефть», согласно последней отчетности, совокупно должна поставить нефти и нефтепродуктов по уже полученным (и потраченным) предоплатам на 1,7 трлн рублей — это тот же долг — и практически весь перед Китаем.

Проекты дают Китаю щедрые скидки и не приносят денег в российский бюджет, но мы еще и остались Китаю должны!

Это просто поразительно: поставки в Китай не только сопровождаются упущенной выгодой, невероятными налоговыми льготами и финансированием из ФНБ, но по итогам мы еще и… оказываемся должны Китаю! Поистине уникальные отношения между страной-экспортером природных ресурсов и страной-потребителем, зависимым от их импорта: по идее, импортер должен умолять нас о выгодных условиях поставок, но вместо этого он сам нам эти условия диктует, навязывает нам своих поставщиков оборудования и свои недешевые кредиты, и мы ему еще и оказываемся должны.

О чем еще стоит сказать? Россия превратилась в ключевого поставщика еще двух видов природных ресурсов в Китай — угля и леса.

Экспорт угля и леса: копеечный доход, контрабанда и экологическая катастрофа

Масштабная добыча угля открытым способом и его массовая открытая перевалка на Дальнем Востоке ради экспорта в Китай приводят к настоящей экологической катастрофе на Кузбассе и на тихоокеанском побережье России. При этом власти вместе с крупным бизнесом хотят эту катастрофу еще и усугубить, строя планы по резкому наращиванию угольного экспорта в Китай — с удвоением его за 10 лет.

Может быть, все это приносит какие-то колоссальные средства в бюджет страны? Давайте проверим — для этого, например, можно зайти на сайт Федерального казначейства и скачать данные о консолидированном бюджете страны за прошлый 2020 год. Что мы видим? Что все доходы бюджета от налога на добычу угля в 2020 году составили… всего 12,4 млрд рублей, или 0,03% доходов бюджета! Напомню, что парк Зарядье в Москве обошелся Собянину в 14 млрд рублей — больше, чем получает государство от всей угольной отрасли, которая является источником невероятных экологических бедствий для целого ряда восточных регионов страны.

Зарядье обошлось дороже, чем бюджет за год получил от всей угольной отрасли

Читайте также:  Леонид Ивашов: В России закончился мужик

При этом весь этот бесприбыльный экспорт угля мы с вами еще и субсидируем! Угольщики традиционно получали большие скидки от РЖД по перевозке угля на экспорт, а сейчас планируется выделить 175 млрд рублей из Фонда национального благосостояния на строительство восточной ветки БАМа целевым образом для расширения экспорта угля в Китай.

Чуть побольше — но не кардинально — бюджет зарабатывает на эксплуатации российских лесов, где Китай также выступает ключевым бенефициаром. Сколько ни говорят наши власти о запрете экспорта необработанной древесины — «круглого леса» — но до сих пор страна экспортирует порядка 15 млн кубометров кругляка в год, 70% которого идет в Китай. Но это только официальные цифры — значительная часть круглого леса вывозится в виде грубообработанной древесины под видом «пиломатериалов», а кроме того, вы наверняка слышали о крупномасштабной контрабанде круглого леса в Китай. Масштабы ее оценить точно невозможно, но они явно велики — пару лет назад это пыталось сделать приморское агентство Дейта.ру по данным китайской статистики, и, несмотря на некоторые методологические натяжки, ясно, что масштабы велики (см. «Русский лес уходит в Китай без счета и за бесценок»).

 

 

О том, что контрабанда леса в Китай крышуется на самом высоком уровне, можно судить по недавним новостям об аресте экс-транспортного прокурора Иркутска Льва Чикичева, которого прямо обвинили в покрывательстве такой контрабанды за взятки. Надо понимать, что Иркутская область — крупнейший лесозаготовительный регион и крупнейший регион-экспортер леса в России, а Чикичев был назначен на свою должность в 2010 году ни кем иным, как экс-генпрокурором Юрием Чайкой. Из этих двух обстоятельств следует, что контрабанда леса в Китай организованно крышевалась на самом высоком уровне и, скорее всего, имеет системные и крупные масштабы, с учетом важной роли Иркутска в экспортных потоках.

 

 

 

Сколько же получает государство от вырубки лесов в интересах Китая? Снова обратимся к консолидированному бюджету России. В 2020 году доходы государства от платы за использование лесов составили 58,3 млрд рублей, или 0,15% доходов консолидированного бюджета. Это все доходы от лесопромышленной отрасли, при этом основная древесина идет на внутренний рынок, так что поступления от рубок леса для экспорта в Китай — это считанные проценты от этой суммы, не более 5-10 млрд рублей.

Что-то еще поступает в виде экспортных пошлин — но доходы от всех ненефтегазовых экспортных пошлин (все товарные позиции, не связанные с углеводородами — в отчетности казначейства нет отдельной строчки по пошлинам на древесину) составили в 2020 году 16,6 млрд рублей, или 0,04% всех доходов консолидированного бюджета. Уже чуть больше, чем парк Зарядье, но все равно суммы микроскопические.

Таким образом, Россия практически не получает значимых доходов от эксплуатации важнейших природных ресурсов — угля и леса — которые в значительной мере экспортируются в Китай. Зато их эксплуатация приводит к катастрофическим последствиям для природы. Кстати, сюда можно добавить и «Сибур» с нефтегазохимическими проектами, потому что нефтегазохимия является одним из крупнейших загрязнителей атмосферы. Весь этот огромный экологический ущерб — ради нужд Китая.

Выводы? Если вы когда-нибудь слышали словосочетание «сырьевой придаток», то оно идеально подходит для описания сложившихся отношений между Россией и Китаем. Мы поставляем Китаю ресурсы с огромными скидками, при этом ничего не получаем от этого в бюджет — налоги практически для всех проектов обнулены. Еще и финансируем это из средств Фонда национального благосостояния, субсидий через железнодорожные тарифы. Еще и создаем рабочие места в Китае, закупая там оборудование и залезая ради этого в долги перед китайскими банками. Ради чего все это? В чем экономический смысл такого сотрудничества? Угодить Китаю — зачем?

Ответ, в принципе, лежит на поверхности — Путин настолько заигрался в свои геополитические игры, что ему плевать на гигантские расходы и экологический ущерб от однобокой сырьевой модели отношений с Китаем. Ради того, чтобы изображать «глобальное партнерство против Запада», он готов швыряться нашими с вами деньгами еще и не в таких масштабах. На подхвате и путинские дружки-коррупционеры, которые ловко зарабатывают многие миллиарды на такой убыточной геополитической «дружбе» (зарабатывать на убыточных проектах они все мастера). Из свежих новостей — российский Центробанк теряет деньги ФНБ на вложениях в китайские юани, что тоже имеет явный геополитический подтекст: с 2016 года ЦБ увеличил долю вложений в юани с нуля до 12-15%, при этом юань обесценился к доллару примерно на 10%. Ясно, что это делается с целью угодить Пекину, новому «геополитическому союзнику», но никак не в интересах России.

Когда вам кто-то будет рассказывать про то, как Путин «защищает суверенитет России» от «коварного Запада» — покажите ему эту статью. Никакого суверенитета уже давно нет, Россию и ее ресурсы пользуют как хотят новые китайские хозяева. Эта информация должна распространяться среди наших граждан как можно шире — для наглядности вот ссылка на  видеоверсию.

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Политика
Небольшой беспилотник уничтожил иранский военный корабль — он затонул

Удара небольшого беспилотника хватило, чтобы уничтожить иранский военный корабль. После того, как неизвестный беспилотный летательный аппарат нанёс удар по иранскому...

Милонов назвал коллекторов «новой разновидностью секс-меньшинств»

Депутат Госдумы Виталий Милонов сообщил о намерении в ближайшее время законодательно оформить инициативу, которая бы ограничила возможности граждан, работающих коллекторами. Соответствующее заявление парламентарий сделал...

Силуанов предупредил об угрозе обесценивания рублей и зарплат

Министр финансов России Антон Силуанов призвал ускорить нормализацию бюджетной и денежно-кредитной политики, поскольку рост темпов инфляции в стране, достигший 5,9...

Бесплатную догазификацию будут проводить по принципу «бери-или-плати»

Бесплатное подключение граждан к газу будет увязано с их обязанностью начать его потребление в течение года, в ином случае им...

Закрыть