Хроника распада глобализации

Китайский производитель ZTE потерпел очень крупное поражение. За нарушение санкционного режима по отношению к КНДР и Ирану он не только был вынужден выплатить более 1 млрд. долларов штрафа, но и вынуждены были внести залог в сумме 400 млн. долларов дополнительно, а так же включить (!) в состав своего правления представителей США. И все благодаря одному – тому, что эта фирма использует в своих изделиях американские процессоры. Поскольку именно запрет на поставку последних оказался тем фактором, который смог сломать сопротивление китайцев. Напомню, что указанный эпизод является всего лишь одним из моментов масштабной торговой войны, ведущейся между двумя ведущими мировыми державами, однако и самый «говорящий». Поскольку он показывает один из важнейших параметров современного – да и вообще, любого – мира: вопрос о технологической самостоятельности. 

Напомню, что другие китайские производители – тот же столь любимый у нас Huawei – чувствуют себя в указанной ситуации намного лучше. Просто потому, что уже года два как перешли на собственные процессоры, разработка которых была начата еще в 2011 году. (В принадлежащей Huawei компании HiSilicon.) Причем, первый реально значимый чип для мобильных телефонов был создан в рамках указанной программы еще в 2012 году, однако компания продолжала использовать компоненты сторонних (американских и тайваньских) производителей. Однако в 2014 году Huawei перешел к использованию в своей продукции исключительно собственных чипов линейки Kirin. Именно этот момент – несмотря на его кажущуюся локальность – и можно считать началом заката знаменитого Pax Americana. Мира, основанного на военно-технологическом господстве США. 

* * *

 

Разумеется, и до этого существовали производство процессоров и иного высокотехнологического оборудования, вещущихся неамериканскими производителями. Но они находились или на территории, контролируемой США – скажем, в Японии, Тайване или Южной Корее. (Что позволяло в крайнем случае легко обрушить все технологическое превосходство – как это произошло со Страной Восходящего Солнца в конце 1990 годов.) Или же изначально являлись продуктами нишевыми и не рассчитанными на массовый рынок – что, например, можно сказать про российскую линейку «Байкал». (Которые с самого начала предназначался для военного оборудования.) Именно поэтому начало же коммерческого – и успешного коммерческого –выпуска собственных чипов компанией Huawei значило ни много, ни мало, как завершение сороколетней эпохи господства американских IT компаний. Начавшейся в 1980 году с выпуска знаменитого IBM PC на не менее знаменитом процессоре i8088 компании «Интел».

Читайте также:  МВФ выдвигает нечеловеческий ультиматум Киеву

Сами микропроцессоры были изобретены за десять лет до этого – первый чип «Intel 4004» был запущен в производство в 1971 году. Но до появления «PC» это событие казалось малозначимым – микропроцессоры использовались в ряде специализированных устройств и микрокомпьютеров, которые применялись в ограниченных областях, и вряд ли казались влияющими на что-то. После 1980 года же наступила иная эпоха – эпоха, когда компьютеры стали не просто массовыми, а «сверхмассовыми», проникшими практически во все области человеческой деятельности. (А если считать с т.н. микроконтроллерами – то вообще во все.) А производители их на три десятилетия заняли «верхние строки» во всевозможных рейтингах: и как наиболее «технологичные» (разумеется, речь идет о восприятии, а не о реальности.); и как наиболее коммерчески успешные. (Где-то с середины 1980 и вплоть до самого последнего времени именно IT компании считались наиболее капитализированными.)

Кстати, интересно, что начало «торжества айтишников» практически точно совпадал с закатом СССР, начавшемся в самом конце 1970 годов – Олимпиада-80 может считаться маркером начала указанного процесса – и достигшем апогея в 1991 году. Когда, как известно, Советская страна развалилась, а осколки ее на два десятилетия погрузились в ужас хаоса, разрушения и господства самых низменных страстей. Разумеется, это не случайно – но об указанной особенности будет сказано отдельно. Пока же стоит сказать, что речь тут стоит вести, конечно же, не о том, что деградация и гибель СССР стала следствием появления микропроцессоров, персональных компьютеров и вообще, IT-индустрии – как иногда говорят антисоветчики. А об явлении обратном – о том, что взлет пресловутых «информационных технологий», как отдельного явления, стал возможен именно благодаря деградации и гибели СССР. (Поскольку до того они прекрасно развивались – но в комплексе, не выделяясь в отдельную «суперотрасль».)

Но об этом будет сказано несколько позднее. Пока же стоит упомянуть тот факт, что указанный выше момент завершения господства «американской IT» удивительным образом совпал с другим знаковым моментом. А именно – с событием, которое так же означало завершение военно-технологического Pax Americana во «второй» его части. Речь идет, конечно же, о присоединении Россией Крыма – операции, полностью выпадающей из концепции «глобалистического мира». (Где любые действия возможны лишь в рамках «консенсуса» между «ведущими державами» — сиречь, крупным капиталом Запада.) «Крымская» же операция – при всей ее незначительности и локальности в «мировом смысле» — оказалась полностью противоречащей данной идее: Запад не только не принимал участие в ее разработке, но и банально «проспал» ее начало! Разумеется, после свершившегося была принята попытка «вернуть все взад» — все эти «Минские соглашения», санкции и т.п. Но главное было уже сделано – «глобальный консенсус» разрушен, и вернуть его обратно нет никакой возможности. 

Читайте также:  Россиянам не светит жить долго и счастливо

Да, кстати, не стоит преувеличивать тут роль России. На самом деле российское руководство даже не поняло, что сделало – об этом говорят его последующие попытки снова внести процесс в «международное русло». (Тот же «Минск» означал предложение именно этого.) Но, как показала подобная ситуация, «вернуть все взад» не представляется возможным: скажем, все понимают, что даже возврат Крыма не будет означать «замирения». То же самое относится и к Китаю, который так же максимально оттягивает начало глобального противостояния и не желает разрушения указанного «консенсуса». Поскольку ситуация с ZTE показывает, что единственно возможный «компромисс» для данной страны — это полная потеря технологической, а вследствие этого, и производственной самостоятельности. То есть, новое превращение в страну Третьего Мира – что, разумеется, невозможно. И значит, «консенсус» разрушен навсегда. 

Кстати, «домино» уже посыпалось, например, в случае с G-7, которое никак не может подписать итогового заявления. Теперь можно только гадать – сколько осталось существовать этому самому «Гэ». Впрочем, «гэ» – оно и есть «гэ», то есть субстанция изначально мерзкая и специфическая. Как и вообще, сам «глобалистический мир», который, если бы имел возможность «дойти до конца» — т.е., до полного уничтожения механизмов, созданных во времена «советской тени» — явил бы собой истинный «Ад на Земле». По крайней мере, для 99% его населения – пример смотри у И.А. Ефремова в «Часе Быка». Впрочем, как уже не раз говорилось, подобное состояние довольно маловероятно – в конце концов, и Ивану Антоновичу пришлось сделать несколько серьезных «натяжек» для того, чтобы получить непротиворечивый вариант «мира Торманса». (Например, забросить его на другую планету и значительно «состарить» этот мир.)

* * *

В любом ином случае получить стабильное «единство элит» — сиречь «железную пяту олигархии» — не представляется возможным. Поскольку это должно означать отсутствие «межвидовой конкуренции» — то есть, беспрекословное подчинение всех одному изначальному «авторитету». (В данном случае, представителям США.) Что, разумеется, для конкурентно-иерархического мира невозможно. Вариант с отменой конкуренции при сохранении иерархии, разумеется, абсурден: кто же откажется «подняться выше» при условии, что существовать там гораздо лучше? Тут даже прямые отсылки к «высшим силам», действующие в древних царствах не помогали – борьба шла даже за кресло «сына бога». Хотя все, в общем-то, должны были верить в действующие религии, где это не возможно. (И верили ведь – но конкурентной борьбы это не отменяло.) Так что вероятность модели мира – где «местные элиты» беспрекословно выбирают свое «место под шконкой» — крайне невелика. Да, в течение трех (а точнее, чуть меньше) десятилетий казалось, что «Штаты» (или Ротшильды с Рокфеллерами) действительно обрели волшебную способность «править вечно». (В плане создания того самого «мирового правительства», которое может беспрепятственно управлять желаниями и мыслями всех остальных.) Однако уже к началу 2010 годов стало понятно, что это не так.

Читайте также:  Ил-20. Чья голова больна, чья голова здорова?

Ну, а с 2014 года эта «нетаковость» стала с каждым годом все очевиднее. То есть – можно сказать, что мы уже четыре года живем не в постсоветском, а «постпостсоветском» мироустройстве. Пока еще не до конца – инерция прошлого велика. (Постсоветский мир, как уже было сказано, начался еще до гибели СССР – условно можно взять за границу 1980 год. Забавно, кстати, получается: начало постсоветизма – Летняя Олимпиада в Москве. Конец – Зимняя Олимпиада в Сочи.) Но чем дальше – тем больше будет «нового». Причем, начавшиеся «торговые войны» — это, разумеется, первые легкие дуновения ветерка перед будущей бурей. Дальше будет еще хуже –и интереснее. (Например – распад мира на два «противостоящих лагеря» – причем, в довольно неожиданной конфигурации. Или превращение ООН в подобие «Лиги Наций» по значимости –оно уже почти произошло.) 

Ну, а теперь самое главное: ликвидация единства хозяев означает… появление возможности единства угнетенных. Того пресловутого понятия «интернационализма пролетариата», что в последние десятилетия вызывал лишь сарказм. Да и вообще, у рабочего движения шанс появляется именно в том случае, когда «хозяева» затевают «бучу» между собой. Но, разумеется, это тема уже совершенно иного разговора…

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Политика
Канада не согласна с идеей Трампа о возвращении РФ в G8

В Канаде не поддержали предложение американского президента Дональда Трампа о восстановлении «Большой семерки» до «Восьмерки». «Канада не будет поддерживать предложение...

Порошенко назвал одну из самых серьезных угроз для Украины

Президент Украины Петр Порошенко признался, что считает одной из главных угроз для своей страны коррупцию. «Коррупция — одна из самых больших...

Британский посол рассказал о проверках происхождения российских денег

Посол Великобритании в России Лори Бристоу рассказал в интервью изданию РБК о проверках происхождения состояния российских бизнесменов, вкладывающих деньги в...

Цзиньпин и Путин против «Большой семерки»?

В то самое время, когда в канадской провинции Квебек собрались лидеры стран «Большой семерки», в Пекине встретились главы Китая и России....

Закрыть