Черноморский флот: Такой морской патруль утопят первым

На днях без фанфар и салютов сильно постаревший Черноморский флот получил, наконец, долгожданное пополнение. Сразу двумя только что построенными боевыми единицами пополнилась 184-я бригада охраны водного района (ОВР), дислоцированная в Новороссийске. В ее состав вошли принципиально новые для ВМФ РФ патрульные корабли проекта 22160 «Василий Быков» и «Дмитрий Рогачев».

Есть повод в кают-компаниях поднять бокалы? Как бы не так. Пополнение-то долгожданное, но какое-то слишком куцее для дела охраны и обороны подходов к любой военно-морской базе. Потому что патрульные корабли проекта 22160 — это плод многих вынужденных компромиссов военных моряков, финансистов и кораблестроителей. При этом изначально и создавались они вовсе не для ВМФ, а для морских пограничников. Потому и были приспособлены к несению службы, главным образом, в мирное время.

Чтобы понять, что в действительности получила Новороссийская военно-морская база в лице «Василия Быкова» и «Дмитрия Рогачева» будет полезно вкратце вспомнить историю создания проекта 22160.

Ее старт относится к началу 2000-х годов. К тому времени, если помните, «холодная война» давно ушла в прошлое. С Западом нас, казалось, связывала на глазах нежнеющая дружба. Если кто и портил благостную картину в Мировом океане, так одни только сомалийские пираты. Вот с ними соединенными усилиями и боролись флоты цивилизованных стран. НАТО, а потом и отдельно Евросоюз, у Африканского Рога организовывали международные военно-морские операции.

Россия отдельно ото всех, но тоже по мере сил, гонялась за быстроходными моторками вооруженных «калашниковыми» чернокожих флибустьеров. Правда, гонялась как-то странно — силами гигантских на фоне этих тщедушных суденышек больших десантных кораблей, больших противолодочных кораблей проекта 1155 и сторожевых кораблей проекта 11540 типа «Ястреб». Потому что российские боевые корабли помельче так далеко от родных берегов отправлять не рисковали.

Видимо, Главному командованию ВМФ РФ тогда казалось, что на десятилетия вперед морские разбойники в разных районах мира и станут главной угрозой. Велено было срочно начать проектировать что-нибудь недорогое, но подходящее по тактико-техническим характеристикам для таких погонь. Дело поручили «Северному» ПКБ. Исходных пожеланий у адмиралов было несколько. Среди главных: сравнительно небольшое водоизмещение, высокая скорость (до 30 узлов), хорошая мореходность и большая автономность плавания.

Могучего вооружения особо и не требовалось: к чему оно против морских пиратов? Для охраны территориальных вод и патрулирования исключительной морской экономической зоны России в мирное время (такие задачи ставились тоже) сокрушительные калибры тоже ни к чему. Поэтому на первых порах на задуманных патрульных кораблях собирались устанавливать исключительно оружие ближнего радиуса действия, включая противокорабельные крылатые ракеты малой дальности, универсальные артиллерийские и зенитные комплексы.

Конструкторы «Северного» все выполнили в лучшем виде. В качестве платформы взяли отложенный в долгий ящик проект пограничного сторожевого корабля океанской зоны. Его водоизмещения в скромные 1300 тонн, казалось, вполне достаточно для задуманного. Небольшого экипажа в 80 человек — тоже. Зато автономность до 60 суток и дальность плавания в 6 тысяч миль! Этого вполне достаточно, чтобы добраться до Африканского Рога и вернуться обратно.

Читайте также:  Создано необычное ведро для мусора

А еще — технология «стелс», невысокие корпус и надстройки. Никакого бронирования.

А что до вооружения… Да, оно трепета сильному противнику совершенно не внушает. Всего одна прикрытая радиопоглощающей «стелс-маской» 57-мм автоматическая артустановка, правда, весьма «производительная» (до 120 выстрелов в минуту). И с приличной дальностью стрельбы по надводным и береговым целям в 12,5 километра. В качестве оружия самообороны — две шестиствольных 30-миллиметровые АК-630М, прозванные на флоте «швейными машинками» за потрясающую скорострельность — темп стрельбы каждой 10 000 выстрелов в минуту.

Для выполнения поисковых, противолодочных и специальных задач есть возможность принять на борт один вертолет Ка-27ПС. Для этого в кормовой части патрульного корабля предусмотрен специальный ангар.

Но самым существенным, говорили нам, является то обстоятельство, что зарождающийся новый класс кораблей в ВМФ РФ будет носить модульный характер. То есть часть его вооружения и оборудования можно будет менять под выполнение конкретной задачи — противолодочной, спасательной и прочих. Еще они приспособлены для использования подводных и надводных беспилотников с радиусом действия в несколько сотен километров.

Руководство ВМФ РФ, казалось, было полностью удовлетворено. Во всяком случае, в июле 2015 года начальник управления кораблестроения Главного штаба ВМФ РФ капитан 1 ранга (ныне — контр-адмирал) Владимир Тряпичников заявил: «Патрульные корабли — это действительно новшество на сегодняшний день для ВМФ. Мы проанализировали ситуацию и понимаем, что такой корабль не должен носить ракетного вооружения, а демонстрировать Андреевский флаг в разных районах Мирового океана. Естественно, данный корабль был спроектирован для борьбы с пиратством в районе Африканского Рога».

К тому времени Тряпичников не знал (да и никто не знал!), что всего через несколько месяцев произойдет событие, которое в корне перевернет всю идеологию создания не только проекта 22160, но и ряда других кораблестроительных программ в России. Всего через три месяца, 7 октября 2015 года отряд кораблей Каспийской флотилии в составе ракетного корабля «Дагестан», малых ракетных кораблей «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг» произвел залп 26 ракетами «Калибр-НК» по целям на позициях террористов в Сирии. Ракеты с потрясающей точностью ударили в назначенные им мишени, находившиеся на удалении в 1500 километров.

В шоке оказался, кажется, не только не ожидавший такой прыти от нашего оружия Пентагон. Сильно, похоже, от нежданного триумфа онемело также и руководство наших Минобороны и Генштаба. Следствием стала команда: впредь чудесные «Калибры» ставить всюду, где возможно! На тяжелые атомные ракетные крейсера проекта 1144, эсминцы проекта 956 и большие противолодочные корабли проекта 1155. Но их модернизация — дело долгое. А строящиеся патрульные корабли модульного типа «Василий Быков» и «Дмитрий Рогачев» — вот они, под рукой. Естественно, вариант превращения их в ракетные корветы стал основным.

Читайте также:  Россия создаст прототип возвращаемой ракеты-носителя‍ к 2023 году

И вот теперь, после четырехлетней стройки сначала в Зеленодольске, а потом и в Керчи, оба новобранца Черноморского флота оказались в 184-й бригаде ОВРа в Новороссийске. Почему там — понятно. 181-й дивизион малых противолодочных кораблей (МПК) Новороссийской бригады, очевидно, при последнем издыхании. В его составе всего три единицы МПК проекта 1124 М «Альбатрос» — «Поворино», «Ейск» и «Касимов». До 1992 года эти корабли базировались в Поти. Но после обретения Грузией независимости были спешно выведены из мгновенно ставшего враждебным окружения.

Однако свое они уже давно честно отпахали. Первым двум МПК в следующем году стукнет по 30 лет. «Касимов» (бывший «Комсомолец Армении») еще старше — в строю с 1985 года. Их винты в любом случае дожевывают последние мили. Если смена не подойдет — осуществлять противолодочную и противовоздушную оборону морских подступов к этой военно-морской базе абсолютно станет некому. Вот тут-то, решили в Главном штабе ВМФ, новорожденные патрульные корабли нам и пригодятся. Так «откалиброванные» «Василий Быков» и «Дмитрий Рогачев» и получили приказ становиться к новороссийскому причалу.

Только выиграет ли от этого дело? Чем, допустим, новые патрульные корабли в состоянии отбиваться от средств воздушного нападения? Из ракетных средств ПВО на них только комплекс управляемого вооружения турельного типа 3М-47 «Гибка». В ее основе — до восьми ракет типа 9М39 «Игла» с дальностью поражения самолетов и вертолетов на дальностях всего 5−6 километров. А высокоскоростные противокорабельные крылатые ракеты типа «Гарпун» наша «Гибка» сбить вообще не в состоянии, поскольку время реакции комплекса без своевременного целеуказания от более современных ЗРК, которых на этом корабле пока нет, составляет более восьми секунд. При атаке «Гарпунами» это слишком долго.

Таким образом, в военное время или в угрожаемый период со столь хилыми системами ПВО корабли проекта 22160 просто вынуждены будут забыть для чего им большая автономность. И выполнять задачи исключительно вблизи собственных берегов. Под прикрытием истребительной авиации и наземных комплексов ПВО большой дальности типа С-300 и С-400.

А что с угрозами из-под воды? На первый взгляд, для борьбы с подводными целями на кораблях проекта 22160 многое в наличии. Прежде всего — сразу три очень чувствительных и совершенных гидроакустических системы различного назначения. А именно: низкочастотная активно-пассивная ГАС «Виньетка-ЭМ» для обнаружения ПЛ в дальних зонах акустической освещённости (35−140 км), ГАК МГК-335ЭМ-03 — для работы в ближней зоне акустической освещённости (3−12 км). Наконец, на «Василии Быкове» и «Дмитрии Рогачеве» стоит ГАС «Паллада» для обнаружения подводных пловцов-диверсантов в непосредственной близости от корабля (до 0,5 км).

Но «хорошее зрение» в морских глубинах на этих патрульных кораблях совершенно не подкреплено соответствующими средствами поражения. Кроме вертолета Ка-27ПС против подводной лодки врага новой красе и гордости Новороссийской базы выставить нечего. Ни реактивных глубинных бомб, ни торпед, ни ракето-торпед на патрульных кораблях изначально не предусмотрено (зачем, ведь сомалийские пираты пока не научились нападать из-под воды?). Единственный способ ведения боя с подводной лодкой — все время гидроакустического поиска корабельными средствами вертолет с подвешенным вооружением и с экипажем в кабине должен дежурить на палубе в немедленной готовности к взлету. Но пока суть да дело — либо лодка оторвется от слежения, либо сама раньше нанесет удар по патрульному кораблю.

Читайте также:  Астрономы показали, как выглядит черная дыра в центре Млечного Пути

Таким образом, 184-я бригада ОВР Новороссийской базы, увы, в реальности не усилена ничем. Два новых патрульных корабля, формально включенные в ее состав, без их коренной модернизации не в состоянии выполнять ни одной главной задачи по охране и обороне водного района.

Более того. Предполагаемое наличие высокоточных «Калибров» на их бортах, а также приличная автономность плавания и мореходность, — слишком большой соблазн для Главного штаба ВМФ тут же, после завершения программы госиспытаний, срочно откомандировать «Василия Быкова» и «Дмитрия Рогачева» к берегам Сирии. Только при чем тогда тут охрана водного района у Новороссийска? Как и прежде, возложена она будет исключительно на все те же дышащие на ладан «Поворино», «Ейск» и «Касимов»?

Из досье «СП»

Приблизительно лет десять назад в Главкомате ВМФ всерьез носились с идеей строительства специализированного «корвета ОВР». Это должен был быть небольшой, но очень быстроходный, хорошо вооруженный и универсальный корабль прибрежной зоны.

В 2010 году был объявлен тендер. От конструкторских бюро на него поступил ряд интересных предложений. Среди них выделялся проект «Русич-1500» Зеленодольского ПКБ. В Зеленодольске выдвинули идею строительства корвета-тримарана. Он мог бы находиться в море в 2,5−3,5 раза дольше, чем однокорпусные аналоги. Резкое уменьшение качки давало возможность применять оружие при волнении моря в 5−6 баллов.

За надстройкой и интегрированной мачтой — два блока вертикальных пусковых установок. В одном — 12 ячеек (три модуля по четыре ячейки) с ракетами ЗРК «Редут» (12 ЗУР 9М96М-9М96Е или 48 ЗУР 9М100). Вместо них могут размещаться хорошо отработанные ЗУР зенитно-ракетных комплексов «Риф-М» или «Штиль-1».

Второй блок — универсальный корабельный стрельбовой комплекс (УКСК) 3Р-14 на восемь крылатых ракет «Калибр-НК» и «Оникс», предназначенных для поражения надводных и береговых целей. В УКСК предполагалось разместить также противолодочные баллистические ракеты 91Р2 с дальностью стрельбы до 40 километров. Для целей ПЛО именно они могли бы стать главным оружием корвета.

Для поражения ПЛ было предусмотрено размещение противолодочного/противоторпедного комплекса «Пакет-НК» в составе двух четырехконтейнерных пусковых установок. На борту, в подпалубном ангаре, мог базироваться противолодочный вертолет Ка-27ПЛ.

Проект «Русич-1500» получил одобрительный отзыв Главного штаба. Но в 2014 году тогдашний главком ВМФ адмирал Виктор Чирков заявил о сворачивании этой работы. Отказавшись от «корвета ОВР», ВМФ обратился к идее создания патрульных кораблей проекта 22160, способных ходить в дальние походы.

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Технологии
В Индии нашли неизвестную цивилизацию

Наскальные рисунки, созданные приблизительно 14 тысяч лет назад, заставили археологов поверить, что они на пороге открытия ранее неизвестной цивилизации. Многим...

Новые воздушно-алюминиевые батареи: еще одна дешевая и безопасная альтернатива литию

Новая разработка ученых южно-корейского технологического института UNIST позволит комплектовать электромобили более производительными аккумуляторами по сравнению с автомобилями на традиционных видах...

СМИ: Среди причин аварии «Союза» рассматривается версия саботажа

Комиссия по расследованию аварии ракеты-носителя «Союз-ФГ» не исключает версию преднамеренной порчи  пирозамка на одном из боковых блоков ракеты. Об этом...

Социальные сети уходят в блокчейн

От криптовалюты к децентрализованным приложениям, интерес к блокчейну продолжает расти и уже включает такие отрасли, как финансы, игры и социальные...

Закрыть