Будет ли село колыбелью?

Одна из примет нашего времени — брошенные людьми села, они словно немой укор девяностым годам прошлого века. Оставленные и уже полуразрушенные дома, фундаменты бывших животноводческих баз, иссохшие и заброшенные водяные скважины. И только деревья у бывших подворий, контор и школ напоминают о том, что здесь когда-то, кажется, совсем недавно, кипела жизнь.

Ломать — не строить

Больше всего режут по сердцу останки бывших детских садов, пишет собкор ИА «Казах-Зерно». Боже, сколько раз и в скольких селах, в скольких районах видел одну и ту же картину: на месте бывших детских садов, которые вроде бы не так уж и давно были в каждом селе, во всем цинизме нашего времени предстают взору неприглядные развалины. Мало что может напомнить сейчас о том, что еще недавно здесь с утра до вечера звенели звонкие детские голоса, покрикивали строгие воспитательницы, из кухни доносились аппетитные запахи. И вдруг увидишь под ногами раздавленную игрушку, сломанный детский стульчик, грязную прищепку, которой когда-то крепили к веревке детские распашонки, порванный резиновый мячик… И так резанет по сердцу, как будто распахнутые ребячьи глаза нет, не обвиняют, а тихо и обиженно спрашивают: «Дяди, что ж вы натворили?».

Сейчас начинаем открывать и строить новые детские сады: вместо десятков и сотен — единицы. А ведь целые поколения ребятни растут, так ни разу и не сходив в свой детский садик… А села, которые мы привыкли называть малыми, гибнут, многие уже вообще исчезли даже на картах. И что с этим делать?

Несколько лет назад мой однокурсник, а ныне директор Песчанского ремзавода Юсуп Алекпаров, когда мы сели поговорить о том — о сём, вдруг резко изменил неторопливую беседу и рубанул: «Как думаешь, почему у нас есть министерство сельского хозяйства и нет министерства села? Потому что сохраняется извечный и крайне ошибочный подход — надо заниматься сельским хозяйством, а само село — вторичный продукт для государства. Результаты всего этого у нас налицо — идет тотальная урбанизация, народ не просто уезжает, а просто-таки панически бежит в город. Почему? Да жить хочется с комфортом, вот и все. Если мы не создадим на селе нормальных и комфортных условий жизни — будем и дальше терять сельское население, целые села станут обречены. А что такое село? Это ведь по большому счету душа народа, средоточие его метального кода, жизненной силы народа».

И ведь трудно что-либо возразить однокашнику, потому что ход событий как раз доказывает его правоту. И проблема далеко не нова, о невзгодах и будущем села много писали еще в 60-е годы прошлого века именно писатели и маститые журналисты-аграрники. И если уж быть честными, то наибольшего расцвета село достигло именно в советское время, особенно в 70-е и 80-е годы. А потом развал Союза, реформы, выжавшие все соки из села.

Программа для села

А сейчас государство устами Первого Президента страны вновь обозначило эту проблему. Ел басы, выступая на 18-м съезде партии Nur Otan, поручил Правительству разработать проект «Аул — колыбель народа». Тогда, в феврале Нурсултан Назарбаев отметил, что необходимо вкладываться в те села из 7,5 тысяч имеющихся, которые имеют перспективы своего развития.

Читайте также:  В сельском хозяйстве, как и в футболе, разбирается каждый первый

На реализацию проекта было запрошено 90 миллиардов тенге. В сёлах должны построить новые дома, отремонтировать дороги и провести качественную питьевую воду. Это, по идее, должно остановить отъезд из села молодежи.

Немного позже, уже вице-премьер Гульшара Абдыкаликова сказала, что Правительством намечены 1500 перспективных сельских населенных пунктов, которые получат совокупно на свое развитие по 30 миллиардов тенге ежегодно. По ее словам, методику отбора и реализации программы разработало министерство национальной экономики. В свою очередь, министр сельского хозяйства Сапархан Омаров сообщил, что при отборе наиболее перспективных населенных пунктов учитываются возможные направления развития сел.

«Все потенциальные возможности этого населенного пункта учитываются, сколько там населения живет, какие рабочие места есть, какие рабочие места там необходимо развивать, какие производства, например, в сельском хозяйстве — какие-то молочные фермы, мелкие перерабатывающие предприятия. Будем исходить из этих возможностей и там будем строить инфраструктуру», — сказал он.

Павлодарцам повезло

В конце марта пришла новость: сразу 104 населенных пункта Павлодарской области вошли в число наиболее перспективных сел республики. По программам «Қүтты мекен» и «Ауыл — ел бесігі» на дальнейшее развитие этих сел из республиканского бюджета выделяется 1,3 миллиарда тенге, еще миллиард планируется затратить и из областного бюджета. Кстати, областные чиновники отметили факт вхождения 104 сел области в программу как свое безусловное достижение.

А совсем недавно на заседании правительства одобрены подходы к реализации проекта «Ауыл — ел бесігі». Как докладывал заместитель Премьер-министра РК Ж. Касымбек, проект нацелен на улучшение качества жизни на селе, модернизацию социальной среды сельских территорий, доведение их до региональных стандартов. Пока что, на 2019 год отобрано для финансирования 52 села. А глава Правительства РК Аскар Мамин отметил, что до 2025 года проектом «Ауыл — ел бесігі» будут охвачены 80% всех сельских жителей, или около двух тысяч населенных пунктов с общим охватом 6,1 миллиона человек. Для модернизации сельских населенных пунктов разработаны региональные стандарты, предусматривающие обеспечение социальной и инженерной инфраструктурой.

«Управляемая урбанизация позволит модернизировать села и повысить качество жизни населения», — сказал Аскар Мамин. И добавил, что акиматам необходимо рассмотреть возможность увеличения суммы софинансирования проекта «Ауыл — ел бесігі» из местного бюджета до 20%, в рамках социальной ответственности бизнеса — проработать с крупными предприятиями вопросы привлечения средств на модернизацию сельской инфраструктуры, провести работу с меценатами по благоустройству родных сел. Кроме того, каждому региону поручено разработать «Дорожную карту» с указанием сроков реализации и конкретных ответственных лиц. «К сентябрю текущего года необходимо завершить ремонт объектов социальной инфраструктуры — школ, детских садов, медицинских учреждений и ремонт дорог внутри населенных пунктов», — подчеркнул Аскар Мамин.

Сохраняя основу

Все это мне напоминает «Дорожную карту», которую страна в период экономического кризиса 2008 года уже опробовала. Но сможет ли она в корне изменить сельскую жизнь? Ведь, повторим, в стране 7,5 тысячи сел, а программа затронет полторы тысячи так называемых «перспективных» сел.

Не случайно ко мне недавно зашел бывший мой редактор известный казахстанский журналист Юрий Поминов и в лоб спросил: «Читал программу? А как же будет с малыми селами, например, такими как моя родная Березовка в Железинском районе, где когда-то был крупный совхоз, а сейчас село угасает? Как с ними быть? Неужели они окончательно обречены?».

Читайте также:  Сланцевая нефть США сталкивает Россию к катастрофе

Мне нечего было ответить своему бывшему шефу, потомственному селянину, всю жизнь писавшему и о сельском хозяйстве, и о селе, и о судьбах сельчан. Нечего, потому что понимаю — чудес не бывает, и если в села не вкладываться, если не открывать там как можно больше современных производств, а не мизерных крестьянских хозяйств, то никто не будет вкладываться в село. Это жестокая реальность — у государства просто нет денег, дабы в раз поднять то, что рушилось десятилетиями. Да еще в то время, когда во всем мире сельское хозяйство становится индустриальным, а села выглядят совсем иначе, чем раньше. И каждая страна решает задачи по-своему, потому что тут нет готовых и стандартных рецептов.

Что мы знаем о целях новой программы развития сел? В «верхах» говорят, что основной целью проекта станет улучшение качества жизни на селе, модернизация социальной среды сельских территорий, доведение их до региональных стандартов. Предстоит заняться развитием социальной и инженерной инфраструктуры сельских территорий, обеспечению доступности сельских жителей к социальным благам и государственным услугам, и в целом создания более комфортной среды проживания.

Кроме того, реализация проекта «Ауыл — Ел бесігі» до 2025 года включительно позволит модернизировать социальную и инженерную инфраструктуру около двух тысяч сельских населенных пунктов (а не полутора тысяч, как намечали сначала), имеющих высокий потенциал развития. И за семь лет предполагается охватить процессами «управляемой урбанизации» и создать более комфортную среду проживания в опорных селах, население которых увеличится на 600 тысяч человек и достигнет 6,1 миллиона человек в 2025 году.

Как не растратить душу?

Как видим, все-таки урбанизация. И от нее никак не уйти, коль уж мы модернизируем экономику и общество. Есть мнение, что сегодня ценностные основы нашего общества переходят в город. Простой пример — жилые кварталы в городах. Сегодня здесь отмечается рост рождаемости детей, и для того, чтобы среднее поколение могло работать, они привлекают из села своих родителей, которые тоже теперь живут в городе. То есть, уже три поколения живут в городе, два из этих поколений — выходцы из села, бабушки, дедушки и родители. При этом молодое поколение — те, кто родились в городе, и которых все-таки воспитывали бабушки и дедушки из села, ментально, ценностно сохраняют традиционную систему взаимоотношений в семье, в обществе и так далее.

То есть, все равно мы признаем — село остается хранителем ценностей и ментальности. И при этом, наряду с крепкими селами есть постепенно угасающие. Есть и аулы, которые сегодня остаются практически пустыми. Это тоже реальность, а программа переселения пока здесь не очень заметно помогает.

Так что же будет с «малыми селами», с деревнями, куда деньги не пойдут, потому что государство считает это пустой тратой средств? Они записаны в неперспективные. И здесь не могу Юрию Поминову ответить ничего утешительного. Села в период экономического кризиса оказались разорены, а то и разрушены. Особенно бывшие отделенческие села. И перспективы их возрождения иллюзорны, потому что сейчас изменилась структура хозяйствования, изменилось право собственности. Сегодня, даже находясь в селе, человек, который хочет заняться сельским хозяйством, не всегда имеет такую возможность. На это способны крупные хозяйства, вставшие на ноги еще в конце 90-х — начале 2000-х годов. Для села это мировая практика развития агропромышленного бизнеса, а для наших родных деревенек — приговор.

Читайте также:  В Приморье реализуют проект по выращиванию трепанга

Директор одного из самых крупных сельхозпредприятий области, депутат Павлодарского областного маслихата Александр Поляков тоже считает, что маленькие села, в которых и молодежи-то не осталось — обречены. С болью в душе он так говорит, но это реальность. И Поляков полностью поддерживает цели программы «Аул — колыбель народа», считая, что средства надо направлять туда, где еще проглядываются перспективы. Это наиболее прагматичный подход. Он выглядит предательски по отношению к предкам, построившим и развивавшим в свое время села, ставшие сегодня нежизнеспособны, но по-другому не получится. Потому что здесь не проблема желания сохранить села, а проблема возможностей и целесообразности. Здесь и сейчас.

Александр Поляков сам очень многое делает для развития и процветания своего села и глубоко уверен, что не только государство должно вкладываться в развитие сельской инфраструктуры. Хозяйствующие субъекты, если они думают о своем будущем, тоже должны вкладывать в село, в человека. А многие ли крестьяне сегодня вкладываются в родную деревеньку.

Сейчас решается проблема центрального водоснабжения в селах. Это хорошо. А надо идти дальше — создавать на селе условия более комфортные, чем в городе. Это не фантазии: если не создать привлекательных условий, начиная с чистого воздуха и хорошего образования и заканчивая бытовым комфортом, молодежь не удержать. Давно пора подумать над тем, как избавить сельского жителя от топки печей? Личный отопительный сезон каждую зиму серьезно изматывает сельских жителей, не говоря уже о его дороговизне, трудозатратности и вечной войне с сажей  и золой. Надо в село заводить газовое отопление, если нет возможности — то электрическое. Для отопления сельских домов потребуется ввести льготные тарифы, пусть они называются сельскими. Надо иметь всё, что в городе, и что-то привлекательное сверх того. Например, близко расположенные спортивные и развлекательные объекты, высокая зарплата, домашний комфорт. Или почему бы в селе не построить плавательный бассейн?

Нужно менять отношение к селу в корне, а то ведь жизнь изменилась. Ушла вперед, а отношение к деревне и сельчанам — прежнее.

— Посмотрите, — говорит Поляков, —  как выставляют в фильмах сельскую жизнь: показывают сельчан как наивных, слегка дебиловатых людей, которые застряли где-то в 50-х годах прошлого века. Сюда перестали ездить театры и филармония, сюда не заезжают знаменитости. Даже на ярмарках, зимой, привозя свои удешевленные продукты, сельчане ни с того, ни с сего еще и дают концерты, развлекая горожан.  Нормально? Это тоже демонстрация отношения к селу. У нас есть хорошие примеры сел, где обеспечено комфортное житьё, но таких примеров единицы. И вот новая программа. Она действительно не затронет малых сел, но ставит целью сохранить основу. Получится ли это, получится ли сохранить ту самую колыбель, из которой так или иначе, недавно или давно вышли мы все? Надо, чтобы получилось…

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Экономика
Покой крестьянам только снится

Правила меняются, только успевай! Уровень развития сельского хозяйства - лучшая характеристика  продовольственной безопасности любого государства.  Значит, отношение должно быть соответственным....

Россия увеличила производство и экспорт свинины

По данным МСХ РФ, за январь-май текущего года в стране выросло производство и экспорт свинины. Как проинформировали в ведомстве, за...

Аэрофлот подтверждает лидерство в Европе по итогам World Travel Awards 2019

Аэрофлот второй год подряд победил сразу в трех номинациях европейского этапа престижной премии World Travel Awards — «Лидирующий авиационный бренд...

Россия с начала сезона увеличила экспорт зерна в Китай более чем в два раза

Россия с июля 2018 года по май 2019 года экспортировала в Китай 151 тыс. тонн зерна против 70 тыс. тонн...

Закрыть