Айсен Николаев: мост через Лену даст России еще один выход к Тихому океану

 

Проект моста через Лену уже получил поддержку правительства и решение о его строительстве может быть принято до конца года, заявил глава Якутии Айсен Николаев. В интервью РИА Новости он рассказал, когда по мосту смогут проехать первые автомобили, как обеспечивается жизнедеятельность Якутска на фоне обмеления Лены и какие предложения власти региона подготовили для разрабатывающейся стратегии развития Арктической зоны РФ. Беседовала Дарья Ураева.

— Айсен Сергеевич, вы представляли якутские инновационные проекты на форуме «Открытые инновации» в Москве. Расскажите, пожалуйста, какие проекты были представлены и как в целом развивается эта сфера в регионе?

— На форум мы привезли восемь инновационных проектов в самых разных сферах, это и IT-технологии, и биотехнологии, и композитные материалы. В том числе мы привезли проект по поиску людей, потерявшихся в тайге, что актуально для страны с такими расстояниями, как у нас. Проект на самом деле вполне бюджетный. Смысл в том, что спасатели оставляют в тайге приборы, которые подают время от времени достаточно далеко слышимый звук сирены. Соответственно, человек, который потерялся, выходит на этот звук. На приборе есть красная кнопка, после нажатия на которую, через спутниковую связь определяются координаты потерявшегося. И, соответственно, уже спасатели прибывают на это место. Благодаря этому прибору в тайге Якутии этим летом уже найдены восемь человек.

Кроме того, в Якутии разработана и уже сейчас производится биодобавка для лечения остеопороза. Эта болезнь сейчас, к сожалению, достаточно распространена, особенно среди людей пожилого возраста, женщин. Эта биологически активная добавка в первую очередь состоит из костей северной рыбы, она экологически чистая и позволяет достаточно хорошо восстанавливаться, не принимая лекарственных препаратов.

— Вы планирует выводить свои проекты на международный рынок?

— Конечно, это продукты, с которыми в дальнейшем мы будем выходить на международные рынки. В последние годы Якутия хорошо известна как регион, производящий IT-продукты, в первую очередь компьютерные игры. Если раньше у нас безусловным лидером была компания MyTona, то сейчас, например, компания Fntastic производит игру Radiant One, которая уже доступна для всех устройств Apple. Считаю, что это в целом не только для якутской, но и для российской IT-индустрии достаточно серьезное достижение.

— Главный вопрос для Якутии сейчас – строительство моста через Лену. Вопрос решается уже долгое время, какой статус сейчас? Удалось ли вам убедить правительство и, в частности, вице-премьера Юрия Трутнева в экономической целесообразности проекта?

— История строительства этого моста тянется уже не одно десятилетие, еще с советских времен. Но, к сожалению, в силу разных объективных и субъективных причин на момент моей встречи с президентом Владимиром Путиным в августе прошлого года статус этого проекта был абсолютно нулевой, то есть он был отложен на реализацию после 2030 года и нигде не фигурировал в программах нашей страны. Но после поручения президента вернуться к рассмотрению этого вопроса за последний год наша команда и правительство проделали очень большую работу.

Сегодня у нас есть положительное заключение о целесообразности строительства этого моста не только от министерств и ведомств, уже есть решение проектного офиса на уровне вице-премьера Максима Акимова о том, что этот проект целесообразно включить в комплексный план модернизации транспортной инфраструктуры страны. Есть решение полномочного представителя президента на Дальнем Востоке Юрия Трутнева о поддержке данного проекта. Проект строительства моста сегодня является одним из базовых в национальной программе развития Дальнего Востока, которая должна быть подписана президентом в ноябре.

 

В целом я хочу сказать, что мы находимся в полном взаимопонимании с правительством страны по вопросу целесообразности данного проекта, по подходам к его строительству. Конечно, остается извечный вопрос: откуда взять деньги? Но мы надеемся, что совместно с правительством страны, в том числе и с первым вице-премьером Антоном Силуановым, мы все-таки сможем решить этот вопрос и мост начнет строиться. И мы считаем, что если политически, скажем так, решение о строительстве моста будет принято в течение этого года, то в 2025 году реально уже по этому мосту будет проехать.

— Мост через Лену нужен в первую очередь для решения проблемы жизнеобеспечения Якутска, который оторван от большинства населенных пунктов региона. Есть ли у вас расчеты, какие средства из регионального и федерального бюджетов тратятся на транспортировку продуктов в город в навигацию? И есть ли у вас расчеты, когда может окупиться мост?

— Понимаете, вот на данный момент вы вообще ничего через Лену не перевезете, потому что река замерзает. Такая огромная река, как Лена, замерзает достаточно долго. Соответственно, у нас движение с грузоподъемностью до 40 тонн откроется в январе-феврале месяце. А до этого времени будут ходить малые машины. Поэтому на данный момент в Якутск вообще ничего невозможно провезти, кроме как авиацией.

— То есть навигации на реке сейчас уже нет?

— Нет. Только при сопровождении ледоколов могут ходить паромы, но это сопряжено с очень большими рисками, соответственно, стоимость перевозки очень большая. Сейчас интенсивного движения нет, перевозятся только грузы первой необходимости.

— Успели ли перевезти все грузы в навигацию, не будет ли сложностей с жизнеобеспечением города в этом сезоне?

— У нас все завезено. Все, что нужно было, мы завезли, несмотря на обмеление Лены, которое создало, конечно, ряд проблем. Но в целом, еще раз говорю, у нас все грузы на 100 процентов доставлены.

— В следующем сезоне прогнозируется обмеление Лены? Есть ли опасения, что опять возникнут сложности?

— Уже четвертый год идет так называемый природный 12-летний цикл маловодности на реке Лена, поэтому еще несколько лет будет достаточно сильное обмеление и у нас будут плохие условия для навигации.

 

— Расскажите, а в каком виде проект моста сейчас? Это будет автомобильный мост?

— Да.

— Без железнодорожной части?

— Без железнодорожной части.

— Тогда есть ли вообще смысл начинать такой сложный и дорогостоящий проект, если не будет железнодорожной части и мост не решит все проблемы города?

— Мы же строим мост не для Якутска. Есть мнение, к сожалению, что мост этот строится для одного города и, соответственно, именно поэтому эта проблема никогда и не решалась. Мост на самом деле строится для того, чтобы огромная территория западной Якутии была соединена со страной. В перспективе это должно привести к тому, что к 2030-м годам из Иркутска по автомобильной дороге можно будет доехать до Магадана. У нас страна получит еще один автомобильный выход к Тихому океану. Еще раз повторю, этот проект не для обеспечения одного города, это проект, который должен развить огромную территорию в миллион квадратных метров и соединить три федеральные и четыре региональные дороги.

— Вы ранее говорили в интервью нам, что проектом моста интересуются иностранные инвесторы, но не раскрывали детали. Какая ситуация сейчас, интерес сохраняется? Можете назвать каких-то конкретных интересантов?

— Мы сейчас связаны рядом ограничений в этой части. Могу сказать, что да, иностранные компании достаточно большой интерес проявляют в рамках участия в конкурсе на строительство моста.

— В июле открылись пассажирские перевозки с железнодорожной станции «Нижний Бестях», которая находится на правом берегу реки Лена в 30 километрах от Якутска. Это снизило расходы региона на перевозку грузов? Насколько существенна экономия?

— В среднем стоимость перевозки грузов после открытия железной дороги сократилась на 25-30 процентов. То есть это очень существенная цифра.

— Какова ситуация с региональным мусорным оператором сейчас? Ранее власти региона выкупили контрольный пакет оператора, все ли штатно? Довольны ли работой оператора теперь?

—У нас, во-первых, на территории республики пять региональных операторов, так как территория республики огромная. По каждому из них есть вопросы. К сожалению, индустрия обращения с отходами у нас в Якутии практически отсутствует. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что большинство полигонов по отходам вообще не зарегистрированы. У многих муниципалитетов надо срочно отводить земли, а эти земли оказываются в пользовании лесного фонда, то есть нужно выводить их оттуда, регистрировать. Проблемы есть и с новым полигоном Якутска — у Росприродназдора появились к нему претензии в части заболачивания. Также есть проблемы, как и по всей стране, с низкой собираемостью платежей. Сейчас уровень платежей по республике составляет порядка 60 процентов, это говорит о том, что население пока еще не очень понимает, почему оно должно платить, особенно жители частного сектора.

 

— Как власти региона решают эти вопросы?

— Мы решаем эти вопросы на постоянной основе, у нас действует рабочая группа, также вопрос продвижения мусорной реформы в республике рассматривается на моем уровне с регулярностью раз в два месяца. Есть вопросы тактического характера, которые в ежедневном режиме снимаются, есть вопросы уже стратегические — создание крупных полигонов, создание индустрии переработки отходов.

— Проводится ли какая-то работа с населением по этому вопросу?

— Это обязанность муниципалитетов, мы требуем, чтобы они все-таки участвовали в разъяснительной работе по этой реформе, разъясняли народу новые подходы к обращению с мусором. Также работаем с бюджетными организациями, с коммерческими предприятиями. Я думаю, что где-то год-полтора нужно, чтобы вся эта система устроилась.

— Какие предложения подготовил регион для разрабатывающейся стратегии развития Арктики? И как вы лично видите перспективы развития российской Арктики?

— Арктика — это огромный регион. Для Якутии это вообще вопрос дальнейшего развития, потому что территория якутской Арктики — это 1,6 миллиона квадратных километров. Мы здесь очень активно взаимодействуем с министерством по развитию Дальнего Востока и Арктики, активно взаимодействуем с правительственной комиссией во главе с Юрием Трутневым, направляем свои предложения — самые разные. Наш подход — это, конечно же, поддержка промышленных проектов в Арктике, которые могут сейчас начать свою реализацию. Вместе с тем, конечно же, мы понимаем, что при реализации этих проектов мы обязательно должны сделать все, чтобы те люди, которые сегодня живут и работают в Арктике, в том числе коренные народы, работники бюджетной сферы, почувствовали улучшение качества жизни. Это самое главное.

На самом деле достаточно много времени займет ожидание, пока эти проекты заработают и начнут давать большие доходы в местные и региональные бюджеты. Нужны какие-то решения, в том числе на федеральном уровне, для улучшения качества жизни, необходимы опережающее строительство объектов социальной инфраструктуры, налоговые льготы. Якутия, например, освободила жителей Арктической зоны от ряда налогов полностью: транспортного налога, налога на имущество физических лиц. Все эти потери местных бюджетов компенсировались.

— Президент РФ Владимир Путин поручил правительству подготовить предложения по обеспечению домохозяйств и организаций на Дальнем Востоке широкополосным доступом к интернету, включая труднодоступные районы. Как с этим обстоит ситуация в Якутии и какие предложения для правительства готовят власти региона?

— Работа идет очень активно. Мы видим, что на сегодняшний день мы, наверное, одни из лидеров страны по появлению новых линий высокоскоростного интернета. По арктическим линиям связи за прошлый год у нас было уложено практически две тысячи километров кабеля. И наша задача — в ближайшие годы довести охват населения, пользующего высокоскоростным интернетом, до 90 процентов.

При этом надо понимать, что если в центральной, южной и западной Якутии эта работа уже практически в завершающей стадии, то по Арктике, где огромное расстояние и небольшое количество населения, у нас встают серьезные вопросы. Поэтому особой экономической целесообразности для крупных операторов в прокладки этих линий нет. Мы будем работать по дальнейшему распространению линий волоконно-оптической связи. Все-таки считаем, что эти проекты нужно реализовать, в том числе в связи с развитием Северного морского пути. Там, где остается спутниковый интернет, будем просить федеральные ведомства о возможности введения субсидий для его пользователей.

 

— Известно, что в предстоящие три года в республике будет сокращено 30 процентов госслужащих. На сегодня их численность в регионе составляет чуть менее трех тысяч человек. Также изменения запланированы в социальной сфере. Какие меры будут приниматься Якутией для снятия напряжения на рынке труда и трудоустройства незанятых граждан? Не пострадает ли на фоне реформ население арктических районов?

— На самом деле в Арктике государственных и муниципальных служащих совсем мало. Это в большей степени проблема Якутска, где сосредоточено самое большое количество государственных служащих. И здесь мы должны не просто автоматом срезать со всех министерств равными долями, мы должны смотреть с точки зрения эффективности министерств, с точки зрения возможности их трансформации. Более широко должна применяться цифровизация для того, чтобы уже на основе новых подходов мы создали новую конструкцию государственного и муниципального управления. Я считаю, что это нам позволит достаточно безболезненно решить эти вопросы, и то, что есть переходный период, это хорошо. Думаю, что эту задачу мы точно выполним, потому что, честно вам скажу, от снижения количества чиновников, особенно в таком размере, у нас какие-то серьезные потрясения на рынке труда не возникнут.

— Громкая история последних недель – попытка якутского «шамана» Александра Габышева пешком пройти в Москву. Его задержали, возбуждено уголовное дело о призывах к экстремизму. Вы следите за этой историей?

— Ну, во-первых, он никакой не шаман. Он себя провозгласил шаманом. Во-вторых, это человек, у которого достаточно тяжелая судьба, связанная с потерей близких людей, он эмоционально неустойчив, имеет определенные проблемы со здоровьем. При этом, судя по всему, есть группа людей, причем во многом и криминального характера, которые просто его используют. Кто-то в политических целях, кто-то для того, чтобы заработать денег. Огромное количество счетов для помощи создается, что вызывает у любого здравомыслящего человека ряд вопросов. Куда и кому идет эта помощь? Потому что сам он существует в очень простых условиях, живет у родственников в Якутске. Он не задержан, повторю, находится у родственников. Сейчас идет следствие. Я не думаю, что там будут приняты какие-то жесткие меры, но в любом случае это уже прерогатива правоохранительных органов.

— Сам Габышев не обращался к вам за помощью?

— Нет. Помощь ему нужна не органов государственной власти, нужна скорее помощь медицинская. Человек не задержан, он сам признает, что следствие должно вынести какой-то вердикт. Поэтому я здесь вижу попытку некоторых сил драматизировать эту ситуацию, сделать из него узника совести. Мне крайне не нравится, что силы, которые находятся за пределами России, пытаются использовать его как политическую марионетку. Они не думают о здоровье человека, о последствиях для него.

Не жмись, лайкни!!!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
Подробнее в Экономика
Путин одобрил строительство моста через Лену

    МОСКВА, 18 ноя — РИА Новости. Владимир Путин "фактически поддержал" проект строительства автомобильного моста через Лену в районе Якутска, сообщает "Коммерсант" со ссылкой на...

Появились правила использования средств российской «кубышки»

Министерство финансов России разрабатывает правила отбора проектов, которые будут финансироваться за счет средств Фонда национального благосостояния (ФНБ). Об этом пишет...

Путин одобрил новый мегапроект на 83 миллиарда рублей

Президент России Владимир Путин одобрил строительство автомобильного моста через реку Лену в районе Якутска. Об этом сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на письмо,...

Россия поможет Кубе реконструировать железные дороги

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко рассказала о намерении России помочь Кубе в реконструкции железных дорог с целью улучшения транспортной инфраструктуры...

Закрыть